Варшавские страдания ОБСЕ. Из-за РВС

Варшавские страдания ОБСЕ. Из-за РВС

Чуть ли не единственными, кто в ОБСЕ открыто критиковал гендерные и ювенальные подходы и называл их тоталитарными практиками, были представители РВС (Родительское Всероссийское сопротивление).

Представители РВС в ОБСЕ. Сентябрь 2018 г.Представители РВС в ОБСЕ. Сентябрь 2018 г.

Чуть ли не единственными, кто открыто критиковал гендерные и ювенальные подходы, и называл их тоталитарными практиками, были представители РВС. Каждый год в сентябре в столице Польши Варшаве Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) проводит крупное мероприятие «Совещание по рассмотрению выполнения обязательств, посвященное человеческому измерению». По сути, это важная и самая крупная правозащитная площадка в Европе, на которой государства отчитываются о том, что они сделали для своих граждан в области защиты их прав, отчитываются о проделанной работе, вырабатывают стратегии на будущее. Организуется она одним из управляющих органов ОБСЕ — Бюро по демократическим институтам и правам человека (БДИПЧ).

Совещание проходит в течение двух недель. Пленарные сессии посвящены различным аспектам правозащитной политики: свободе журналистов, защите беженцев и многому другому. Отдельная специальная сессия посвящается гендерной тематике.

Защита права и свобод человека является большим достижением в развитии человеческого общества. От этого гуманистического завоевания общество не должно отказываться. Однако, к сожалению, мы наблюдаем сегодня, как идея защиты прав личности превращается в инструмент разрушения государства, общества и самой этой личности.

Вот уже второй год активисты РВС участвуют в сессиях, посвященных продвижению гендерной политики. Узнавая о новых тенденциях в правозащитном деле, что называется «из первых рук», мы заметили, как на обсуждаемой нами площадке постепенно меняется само понятие права и как защита некоторых прав становится приоритетной, в то время как другие права отбрасываются или даже грубо попираются.

Так, например, на сессиях, посвященных гендерному равенству, организаторы мероприятия, ключевые спикеры и известные правозащитники очень активно настаивают на том, как важно покончить в мире с эксплуатацией женщин. При этом совершенно удивительно выглядели еще на прошлом совещании, на сессии, посвященной гендерному равенству, слова о защите прав женщин на проституцию.

Однако в этом году тема защиты права женщины на торговлю собой стала обсуждаться значительно активнее. Мы не проститутки, мы — работники секс-индустрии, заявила приехавшая на совещание представительница древнейшей профессии. Она рассказала о том, как в дикой и отсталой России к представительницам этой уважаемой профессии неправильно относятся. Мало того, что не позволяют создавать профсоюзы и платить налоги, так еще стигматизируют и дискриминируют нещадно.

Ощущение, что мы находимся в какой-то недоброй сказке с плохим концом, усилилось, когда слово взяла представительница некой правозащитной ЛГБТ-организации и стала рассказывать о том, как в мире жестоко нарушаются права наркоманов, как их лишают права выбора той жизни, которая им нравится, и дискриминируют своим отношением к наркомании как к патологии. Удивительно было наблюдать за тем, как официальные делегации одна за другой отчитывались о предпринятых мерах по легализации проституции и создании в обществе положительного отношения к работницам панели.

Очевидно, приоритетными теперь являются права на самые чудовищные формы эксплуатации и саморазрушения. Именно им отдается горячее предпочтение. Именно их теперь будут защищать все ключевые правозащитные институты цивилизованного общества.

Россия на этом зловещем шабаше выглядит странновато. Представители нашей страны рассказывают о том, сколько еще детских садов и яслей они построили, хвалятся тем, какой большой у нас материнский капитал. Видно, что вписываться в этот дивный новый мир Россия не хочет. За что и подвергается постоянным и многочисленным нападкам.

Беда в том, что, боясь прослыть нарушителями прав человека, российские представители часто принимают чужие правила игры, а потому их стратегия защиты принимает форму оправданий.

«Мы, конечно, отменили закон о шлепках, но на самом деле уголовное наказание-то за шлепок никуда не делось, только оно применяется не с первого, а со второго шлепка», — примерно так в прошлом году звучал ответ российской делегации на обвинения со стороны Великобритании о том, что в России отменой закона о шлепках легализовали семейное насилие. В этом году ответ нашей делегации на то же обвинение был более внятным, но тем не менее интонация оправдания, особенно когда нападок на Россию действительно очень много (в том числе и от женских НКО), выставляет нашу страну в невыгодном свете.

России на этой площадке ОБСЕ всячески стараются придать образ этакой фашиствующей, исповедующей правую идеологию страны. Тема защиты традиционной семьи, к сожалению, стала характерным дискурсом именно для правых.

Поэтому РВС в своих выступлениях выбрала два основных тактических принципа.

Во-первых, мы не стали придерживаться данного дискурса. Мы стали говорить на их же языке — на языке защиты прав человека. А во-вторых, мы решили нападать, а не оправдываться.

Вам хочется говорить о нарушениях прав женщин? Прекрасно! Давайте поговорим о правах женщины на материнство и о том, как в демократической Европе эти права нарушаются. Этой теме был посвящен доклад нашей союзницы Консуэло Гарсия дель Сид Герра «Признаки тоталитаризма в законодательстве по защите прав детей и женщин». Она рассказала о том, как в Испании государственные службы совершают насилие над женщинами, отнимая у них детей по выдуманным или смехотворным поводам.

Вы любите говорить о свободе совести? Так посмотрите, что творит поддержанная демократическими западными странами новая власть в Армении. Выступление Тони Зиверта на сессии было посвящено тому, как в Армении правительство Никола Пашиняна, ранее активно лоббировавшее гендерные законы, сейчас занялось преследованием христианских организаций, выступающих за традиционные семейные ценности.

О том, как антидемократично в Испании принимаются гендерные законы и как грубо попирается право человека на справедливый суд, рассказала Вера Родионова в своем докладе «Гендерная идеология и разрушение института семьи и правового государства».

Гендерная политика стала не только инструментом разрушения семьи. В сущности, продвижение гендерного равенства обязывает государства отдавать под внешний международный контроль все институты власти. Этой теме было посвящено выступление Жанны Тачмамедовой, доклад назывался «Гендерная идеология как инструмент разрушения суверенитета государства».

Поскольку число людей на пленарной сессии насчитывает сотни, то время выступления ограничивается, как правило, 3–5 минутами. За это время много сказать, конечно, невозможно. Поэтому в 2018 году РВС организовало так называемое мероприятие на полях — круглый стол под названием «Гендерный подход и государственная безопасность». Там мы озвучили наши доклады полностью. Мы рассказали о том, как гендерная политика разрушает институт семьи, подрывает основы государственной безопасности. Доклад Тони Зиверта «Культурное влияние политики идентичности на национальную безопасность» осветил разрушительные грани гендерной идеологии, которые до этого ускользали от нашего внимания. Это было первое мероприятие РВС, организованное за пределами России. Думается, на этом круглом столе впервые в истории ежегодного совещания гендерная проблематика получила столь глубокое, комплексное, критическое осмысление.

Надо сказать, что наша тактика нападения произвела ощутимый эффект. Теперь уже оправдывалась не только Россия. Официальные лица развитых демократических европейских стран вынуждены были отвечать на наши обвинения в том, что у них дома в массовом порядке нарушаются права человека.

Официальный представитель испанской делегации заявил в ответ на наши выступления, что Испания защищает детей по закону, опирается на рекомендации Комитета ООН по правам человека и на один из главных принципов — на право ребенка быть услышанным. Про защиту права женщины на материнство он почему-то ничего не сказал.

Официальная делегация Армении также заявила, что приняла к сведению слова «одной НПО», однако «реагировать не собирается», поскольку с христианскими ценностями в Армении все в порядке.

Однако на наши выступления живо реагировали не только те, на кого мы нападали. Слушая многочисленные предписания государствам сделать наркоманов социальной группой, требующей к себе особого уважения, а также прекратить дискриминацию и гендерное насилие над проститутками, мы все время задавали себе вопрос: а как воспринимают эти новые ценности цивилизованного мира представители стран СНГ — Узбекистана, Киргизии, Казахстана и других? В своих официальных заявлениях они постоянно заявляли о готовности бороться с ужасным гендерным насилием, которое у них в странах, естественно, процветает. А неофициально после наших выступлений к нам подходили делегаты из бывших среднеазиатских и даже прибалтийских республик и благодарили нас за то, что мы сопротивляемся этому гендерному безумию.

В целом мы заметили изменение общей динамики в обсуждении гендерной политики по сравнению с 2017 годом. В прошлом году ключевые спикеры и боссы БДИПЧ в своих установочных докладах рассказывали о том, как всем в обязательном порядке надо внедрять у себя гендерное равенство, а государства послушно брали под козырек и отчитывались о проделанной работе. Чуть ли не единственными, кто открыто критиковал гендерные и ювенальные подходы и называл их тоталитарными практиками, были представители РВС.

В этом году выступавшие в начале и задающие повестку дня главные гендерные идеологи сопровождали свои выступления оправданиями и нападками на тех, кто «сопротивляется» внедрению гендерной идеологии. «Нас обвиняют в том, что мы чуть ли не третий пол хотим ввести, а мы всего лишь за гендерное равенство», — говорили они. И вообще все это происки правых сил и отсталых авторитарных режимов.

Не знаем, почему гендерные политики с самого начала вдруг стали защищаться и оправдываться. Мы ли принудили их к этому или имеются какие-то другие причины — неизвестно. Но нам стало очевидно, что широкую, внятную, исповедующую демократические принципы оппозицию внедрению гендерных практик на подобных площадках сформировать вполне возможно. И сделать это по силам только России.

Let’s block ads! (Why?)