Киндер-сюрпризы: инновационные проекты для детей - Dikobraz NEWS

Киндер-сюрпризы: инновационные проекты для детей

Киндер-сюрпризы: инновационные проекты для детей

Куклы, деревянные кубики, машинки – слишком банально для индустрии детских товаров будущего. Искусственный интеллект и блокчейн трансформируют этот рынок с крайне высоким потенциалом. Программирование, технологии распознавания детской речи, криптокошельки и модульная электроника уже стали глобальными трендами. «Инвест-Форсайт» выбрал четыре проекта, которые развивают мышление детей нового поколения.

Криптокошелек вместо копилки
До того как запустить стартап Pigzbe, Филиппо Якоб (Filippo Yacob) с переменным успехом издавал журнал Eat Me и расширял сеть деловых пространств Stag Stations. В 2013 году вдохновленный рождением сына он изобрел Cubetto. Это деревянный робот, который с 3 лет учит детей азам программирования. Когда Якоб начал продавать игрушку, никто не верил, что проект «выстрелит». Разве можно научить ребенка программированию в таком возрасте?! Но Филиппо мало интересует чужое мнение. Он всегда поступает так, как подсказывает предпринимательское чутье. Якоб учредил компанию Primo Toys и вышел с краудфандинговой кампанией на Kickstarter. Cubetto собрал $1,6 млн от бэйкеров из 96 стран – по меркам Kickstarter, это рекордная сумма денег.
В начале 2018-го Филиппо представил миру другую идею – детский криптокошелек Pigzbe с цифровой валютой Wollo. Дизайнер и предприниматель Адам Амос (Adam Amos) и изобретатель детского компьютера Kano Джон Маршалл (Jon Marshall) восприняли криптопроект немного опережающим свое время, но перспективным направлением. Оба стали бизнес-партнерами Якоба.
Этой осенью стартап закрыл ICO. Реальность превзошла все ожидания – Pigzbe собрал свыше $7 млн. Чем он привлек инвесторов? Филиппо Якоб выбрал свой любимый формат – игровой комплект. Он предназначен для детей с 6 лет. В него входит розовый контроллер для обучения финансовой грамотности, криптокошелек, игровое приложение, с помощью которого ребенок узнает основы экономии и учится вести расходы, а также цифровая валюта Wollo.
«Наш целевой рынок составляет 205 миллионов детей, которые получают каждый день до $15», – подчеркивает серийный предприниматель.
Все приложения построены на блокчейне и позволяют семьям «объединяться в сети микрофинансирования». Другими словами: когда итальянская тетя хочет подкинуть лондонским племянникам карманных денег, она может купить им Wollo через Pigzbe и сэкономить на банковской комиссии или валютных сборах. Ребенок сам распоряжается средствами – может откладывать крипту или инвестировать в другие проекты.
«Он учится экономить, моделировать, обмениваться и тратить. Это развивает его предпринимательское мышление», – считает Филиппо Якоб.
В ближайшем будущем он намерен выпустить платежную карту Wollo, с которой дети и их родители могут расплачиваться в офлайн- и онлайн-магазинах.
Модульная электроника
Студентка-инженер Американского университета в Бейруте (АУБ) Ая Бдейр (Ayah Bdeir) умирала со скуки во время работы над своей курсовой. Она спросила разрешения у родителей сменить направление в учебе. Те посоветовали ей не сдаваться – Ая была хороша в математике. После окончания АУБ со степенью в области компьютерной инженерии в 2004 году девушка прошла экзамены в Массачусетский технологический институт в Бостоне. Там же, в 2006 году, Бдейр окончила магистратуру по компьютерной культуре в MIT Media Lab. Во время учебы в Массачусетском технологическом институте она возилась с желтыми электронными модулями, пытаясь сделать их доступными для понимания детей и взрослых.
«Я хотела, чтобы они были такими же завлекающими, как конфетки, и, важней всего, гендерно нейтральными», – вспоминает Ая Бдейр.
Она признается, что не планировала запускать стартап. Для нее сборка электронных модулей была прежде всего развлечением и творчеством. Но в 2011 году хобби переросло в проект LittleBits Electronics со штаб-квартирой в Нью-Йорке.
LittleBits выпускает lego-подобные пластиковые электронные модули из серии «сделай сам». Это всевозможные кнопки, динамики, диммеры, переключатели, диоды, переходники. Они легко собираются в электрическую цепь без использования пайки – в них встроены магниты. Все блоки цветные – силовые модули, например, синие. Дети могут делать из LittleBits что угодно: башни, которые стреляют пузырьками, будильники или открыватели гаражных ворот. Для фантазии – неограниченный простор: в библиотеку LittleBits входят 67 модулей с открытым исходным кодом.

«Моя миссия – демократизировать аппаратное обеспечение», – добавляет Ая Бдейр.
Компания LittleBits впечатлила инвесторов – летом 2015 года стартап собрал $44,2 млн в серии B. В общей сумме проект поднял $60 млн. В число инвесторов вошли ливанский телекоммуникационный миллиардер и друг семьи Таха Микати (Taha Mikati), Wamda Capital Fadi Ghandour, MENA Venture Investors, и Хутам Олайян (Hutham Olayan), который возглавляет инвестиционные операции своей семьи в США. После раунда В Ая Бдейр укомплектовала свою компанию экс-руководителями LEGO и MakerBot. Сейчас в LittleBits работает свыше 100 сотрудников. В ассортименте проекта представлены девять различных наборов электронных модулей. Но самое главное – исполняется мечта Бдейр: теперь модули LittleBits используются в качестве интерактивных инструментов обучения в свыше 20 тыс. школ по всей стране.
Персональный подход
В 2013 году Аси Шараби (Asi Sharabi) работал управляющим директором в Sidekick Studios и не думал становиться предпринимателем. Однажды он заказал персонализированную книгу для своей дочки. После вскрытия упаковки восторг длился ровно две секунды – индивидуальный подход ограничивался указанием имени ребенка на обложки. Сама книга оказалась скучной и плохо написанной.
«Тогда я ничего не знал о категории персонализированных книг, а они были на рынке уже 40 лет, – говорит Аси. – Выяснилось, что их писали не очень хорошие авторы или иллюстрировали не очень известные художники. Поэтому такие книги воспринимались как маркетинговый трюк, а не технологическая игровая площадка».
Сделать книгу лучше стало делом принципа. Шараби позвонил друзьям – креативному технологу Талу Орону (Tal Oron) и телевизионному сценаристу Дэвиду Кадзи-Ньюби (David Cadji-Newby). Позже к команде Wonderbly присоединился иллюстратор и графический дизайнер Педро Серапикос (Pedro Serapicos). Через несколько дней мужская кампания собралась в доме Шараби. Первая книга Lost My Name родилась в буквальном смысле за кухонном столом.

«Мы придумали книгу, которая действительно персонализирована, – объясняет предприниматель. – Каждое имя рассказывает историю, и каждая история столь же уникальна и прекрасна, как отдельно взятый ребенок».
В 2014 году при финансовой поддержке британского телевидения Dragon’s Den (100 тыс. фунтов стерлингов) стартап Wonderbly вышел с Lost My Name на английский рынок. Главный козырь компании – совместное творчество с каждым клиентом. При «написании» книги можно менять имена героев, их пол, интересы, местоположение и любимые вещи. Эта игра с повествованием, или «невозможная персонализация», быстро прославила Wonderbly. Первые продажи пришлись на январь 2014-го – в праздничный сезон разошлись 20 тыс. книг. Стартап продал их с нулевым маркетинговым бюджетом – сработало сарафанное радио. С 2015-го продажи книг выросли до 300 тыс., затем – до миллиона. В 2017-ом компания выпустила тираж в размере 3 млн (объем продаж составил 25,9 млн фунтов стерлингов).
«Сильная сторона нашей бизнес-модели заключается в том, что мы являемся нулевым инвентарным бизнесом – без склада или складов. Мы на 100% печатаем по требованию. Благодаря этому мы начали очень быстро масштабироваться», – поясняет Аси Шараби.
С 2015 по 2017 год Wonderbly собрал за три раунда 16,5 млн фунтов. Главными инвесторами стали Google Ventures и Ravensburger. Год назад компания провела ребрендинг и увеличила штат до 100 сотрудников.
«Мы постоянно думаем о наших продуктах и ​​о том, как общаемся друг с другом, – добавляет предприниматель. – Наличие ценностей и привязанность к ним – это сила, стоящая за созданием любого хорошего бизнеса».
Детский лепет
«Ультики ключи» – сколько бы ребенок ни пытался донести свою просьбу про мультики, «умные» помощники Siri, Google Assistant или Amazon Echo не поймут детского лепета. У малышей более высокие голоса, разные речевые образы, и они не готовы медленно повторять «машине» свою просьбу, объясняет бывший специалист IBM и Bell Labs, доктор Патрисия Сканлон (Dr. Patricia Scanlon). В 2013 году она запустила стартап SoapBox Labs со штаб-квартирой в Дублине, чтобы сделать «самую точную и доступную речевую технологию в мире для детей младше 12 лет».
Платформа SoapBox Labs работает на базе искусственного интеллекта (AI). Для распознавания детской речи в стартапе записали свыше 600 тыс. аудиообразцов. Патрисия Сканлон видит применение своей разработки в разных сферах, например: учебные программы в школах, IoT-устройства, умные игрушки и AR/VR. В случае образовательных приложений ирландская технология может выявлять ошибки при чтении вслух и давать обратную связь в режиме реального времени.

«Исследования показывают, что наилучшая практика для развития распознавания слов, беглости речи и ее свободного понимания – это устное чтение один на один (когда ребенок читает вслух рядом со взрослым), – поясняет основатель Soapbox Lab. – Однако такая индивидуальная ежедневная поддержка невозможна из-за нехватки школьных ресурсов. Если, например, каждому из 25 учеников уделять 10 минут в день, то на чтение вслух уйдет две трети школьного дня. Найм дополнительных преподавателей – экономически нежизнеспособный план. У школ ограничен бюджет. Не у всех детей есть возможность нанять частного педагога. Из-за нехватки ресурсов в школах часто читают в группах, но этот формат уступает индивидуальному руководству по устному чтению».
Сейчас Soapbox Lab привлекает средства для своего дальнейшего развития. Проект получил грант ЕС в размере €1,5 млн и €600 тыс. от частных инвесторов. Общий объем финансирования составил свыше €3 млн. На эти средства в SoapBox планируют добавить возможности распознавания детской речи на французском, немецком, испанском, португальском, мандаринском и итальянском языках.
Автор: Ольга Гриневич
Источник
Автор: rina