Мемория. Сергей Аверинцев - Dikobraz NEWS

Мемория. Сергей Аверинцев

Мемория. Сергей Аверинцев

10 декабря 1937 года родился Сергей Аверинцев, филолог, историк культуры и библеист.

Личное дело

Сергей Сергеевич Аверинцев (1937-2004) родился в Москве в профессорской семье. Его отец, и мать были биологами. Отец был представителем интеллигенции еще царской  России. Сергей был поздним ребенком – когда он родился, отцу было уже 62 года. В детстве мальчик часто и много болел, что давало ему возможность много времени уделять чтению. Экзамены сдавал экстерном, прекрасно знал мировую литературу и историю.

В 1961 году Сергей Аверинцев окончил классическое отделение филологического факультета МГУ и поступил в аспирантуру.

В 1967 защитил кандидатскую диссертацию по теме «Плутарх и античная биография: К вопросу о месте классика жанра в истории жанра». Университетские ученые старой закалки рекомендовали эту работу Аверинцева, который не был комсомольцем, на присуждение премии Ленинского комсомола. В 1968 году кандидатская была отмечена премией Ленинского комсомола, что стало для Аверинцева «пропуском» в большую науку.

После окончания аспирантуры с 1964 по 1966 годы работал научным редактором в издательстве «Мысль», затем до 1971 года — младшим научным сотрудником в Государственном институте искусствознания в Козицком переулке.  В этот период  Аверинцевым были созданы такие работы как «Культурология Иоганна Хёйзинги» (1969), а также серия блестящих и новаторских статей для четвертого и пятого томов «Философской энциклопедии» (1967 и 1970),  среди которых: «Новый Завет», «Теизм», «Теократия», «Христианство», «Эсхатология» и другие.

С 1971 и по 1991 годы Аверинцев проработал старшим научным сотрудником в Институте мировой литературы АН СССР, где в течение последних десяти лет  заведовал сектором истории античной литературы.

В этот период им были написаны монографии «Поэтика ранневизантийской литературы» (1977) и «Проблемы литературной теории в Византии и латинском средневековье» (1986), главы в коллективных трудах по история Византии, «Истории всемирной литературы», концептуальные статьи «К истолкованию символики мифа об Эдипе» (1972), «На перекрестке литературных традиций» (1973), «Судьбы европейской традиции в эпоху перехода от античности к средневековью» (1976), «Поэтика ранневизантийской литературы» (1977); «Культура Византии IV— первой половины VII века» (1984); «От берегов Босфора до берегов Евфрата» (1987), «Бахтин. Смех. Христианская культура» (1988), «Попытки объясниться: беседы о культуре» (1988), «Византия и Русь: два типа духовности» (1988), «”Морфология культуры” Освальда Шпенглера» (1991), «Культура и религия» (1991), «Христианство и культура в Европе» (1992) и другие.

В это же 20-летие обозначился глубокий исследовательский интерес Аверинцева к русской поэзии. Он занимался подготовкой изданий Вяч. Иванова, Державина и Жуковского.

На волне горбачевской перестройки и гласности Аверинцев в декабре 1987 года был избран членом-корреспондентом АН СССР.

В конце 1980-х Аверинцев вплотную начал заниматься творчеством Осипа Мандельштама. Результатом стало знаковое издание — «черный» худлитовский двухтомник 1990-го года. В январе 1991 года он стал председателем международного Мандельштамовского общества и бессменно возглавлял его до самой смерти.

В 1989—1994 годах занимал должность  профессора кафедры истории и теории культуры философского факультета МГУ, одновременно являясь главныым научным сотрудником Института высших гуманитарных исследований им. Е. М. Мелетинского РГГУ.

В декабре 1991 года Аверинцев перешел в МГУ, где он заведовал отделением Института истории мировой культуры и преподавал на философском факультете. В 1990-е годы тесно сотрудничал с РГГУ, в частности, с Институтом высших гуманитарных исследований и по линии Мандельштамовского общества, бессменным председателем которого он являлся. Это было время активнейших занятий Аверинцева исторической поэтикой и русской поэзией (Вяч. Иванов, О. Мандельштам, А.С.Пушкин — в сопоставлении с Гёте). Одна за другой выходят многочисленные статьи и книги ученого — «Риторика и истоки европейской литературной традиции» (1996), «Поэты» (1996), «София-Логос» (1999; 2001), «От слова к смыслу» (2001), «Скворешниц вольный гражданин». Вячеслав Иванов: путь поэта между мирами» (2001) и другие.

С 1992 по 2004 годы заведовал отделом христианской культуры Института мировой культуры МГУ.

Начиная с декабря 1994 года, работу в Москве Сергей Аверинцев совмещал с профессурой в Институте славистики Венского университета и практически перебрался в Вену, где в течение 10 лет читал общий курс русской литературы – от древнерусской и до наших дней.

В мае 2003 года был избран действительным членом РАН по Отделению историко-филологических наук (секция языка и литературы). Но сам Аверинцев этого так и не узнал.  3 мая, в Риме, где он присутствовал на конференции «Италия и Петербург», с ученым случился обширный инфаркт, и он впал в кому.

Последние девять месяцев провел в больницах Рима, Инсбрука и Вены, находясь на грани жизни и смерти.

Сергей Аверинцев скончался в Вене 21 февраля 2004 года. Похоронен в Москве на Даниловском кладбище.

Сергей Аверинцев

Чем знаменит

Филолог, крупнейший специалист по позднеантичной и раннехристианской эпохам, а также поэзии Серебряного века Сергей Аверинцев входит в плеяду советских и российских ученых-гуманистов, о которых сегодня ходят легенды. Его имя стоит в одном ряду с именами Бахтина, Мамардашвили, Лосева и Лотмана.

Аверинцев был  выдающимся гуманитарием-энциклопедистом. Основные направления его научных исследований — история позднеантичной, раннехристианской, византийской, европейской и русской культур и литератур, история богословской и философской мысли, христианская традиция в европейской мысли и литературе, новозаветная литература на фоне позднеантичной культуры, патристика, средневековая христианская гимнография и агиография, византийская литература и философия, схоластика, историческая поэтика, немецкая литература романтизма и неоромантизма.

В его статьях и лекциях современников поражали не только широта знаний, но и непривычно свободный, художественный стиль. Его доклады и лекции в 70-80-е годы собирали огромные  аудитории почти по тысяче человек.

«Его книги довольно широкому кругу людей требовалось знать наизусть, чтобы из круга не выпасть. Но внятно пересказать, что же в этих книгах написано, никому не удавалось — слишком сложно, слишком тонко, слишком невесомо», – писал о нем Григорий Ревзин.

Научная библиография Сергея Аверинцева насчитывает более 650 статей и книг.

О чем надо знать

Сергей Аверинцев был глубоко верующим человеком. Он крестился в 1973 году вместе с женой на частной квартире, поскольку в церкви требовали паспорт и это немедленно оказывалось известным на работе. Но и до крещения часто  ходил в церковь, очень любил бывать на богослужении, старался хотя бы ненадолго зайти на службу каждое воскресенье.

Еще до крещения Аверинцев опубликовал знаменитую статью «Христианство» в V томе «Философской энциклопедии», за что известный богослов отец Виталий Боровой предлагал канонизировать Сергея Сергеевича. Он оценивал появление этих статей тогда как апологетический подвиг.

В конце жизни Сергей Аверинцев переводил на русский язык  Библию. Его книги сейчас продаются в церковных лавках наравне с изданиями отцов церкви и трудами богословов.

Также Аверинцев ратовал за перевод богослужения на современный русский язык, считая, что молитвы, которые читают на Литургии (ектении, Отче наш, чтение Евангелия и Апостол), каждый православный должен читать сознательно, понимая, что он говорит и о чем молится. А вот песнопения он считал возможным оставить на старославянском, потому что они очень красивы, и их трудно переводить.

За идеи о необходимости перевода богослужения на русский язык Аверинцева иногда даже называют «первым протестантом в русской православной церкви».

Аверинцев был главным редактором трехтомной энциклопедии “Христианство” и председателем Русского библейского общества.

Начиная с 1980-х годов, писал собственные духовные стихи, ориентирующиеся на европейский фольклор и поэзию («Стихи духовные», 2001)

Прямая речь

О юморе:«Человек способен к юмору в том случае и в той мере, в которой он остается способным к соблюдению заветов и запретов. Неспроста к лучшим проявлениям человеческого юмора принадлежат клерикальные анекдоты. Ведь и Франсуа Рабле был персона духовного чина. Ощущая себя в самой непосредственной близости наиконсервативнейших табу, часто погружаясь в волны густого запаха святыни, человек нередко получает особенно благоприятное расположение к юмору».

О книгах: «Книги делятся не на хорошие и плохие – книги делятся на необходимые и те, без которых можно обойтись. Книги необходимые бывают несовершенны, и наоборот.»

Боже, слова отбегают
от утлого жилья человека,
к чувству нашему плотскому
неразгаданно безучастны;
отбившись от руки, блуждают,
как псы одичалые, воют:
лучше им к Тебе возвратиться,
к Твоей приникнуть святыне.
Ты видишь, мы стоим пред Тобою,
последние меж песнопевцев…

Сергей Аверинцев

Н. Струве о Сергее Аверинцеве:  «Пытаясь определить значение Сергея Сергеевича в русской культуре, я говорил себе: он вроде бы Жуковский наших дней! С той разницей, что Жуковский стоял у колыбели русской культуры, а Аверинцеву суждено было преодолеть ужасающее безвременье, когда культуру сознательно разрушали. […] И не только потому, что оба они исключительные поэты-переводчики, ведь их объединяла через поколения христианская вера, о которой они свидетельствовали и жизнью своей и словом».

Григорий Ревзин о Сергее Аверинцеве: «Русский религиозный ренессанс, и византийская литература, и антиковедение, и церковная жизнь, и философия экзистенциализма, и Мандельштам — по отдельности всего этого было много в 60-80-е годы, но соединить это все вместе в одной личности — это слишком сложно и уникально, и непонятно, как это у него получилось».

7 фактов о Сергее Аверинцеве

  • Аверинцев знал несколько иностранных языков. Английскому и французскому языку его в детстве учила приходящая преподавательница. Немецкий выучил в университете. Кроме классических языков, он знал еще латинский, греческий, древнееврейский, немного сирийский языки, читал по-итальянски, по-испански, по-польски.
  • Со своей женой Натальей Аверинцев познакомился еще во время учебы на филологическом факультете МГУ.
  • С рождения Сергей Аверинцев жил в коммуналке в трехэтажном доме в Бутиковском переулке между набережной и Остоженкой. Когда Аверинцев женился, в их 8-комнатной квартире проживало 23 человека. У семьи Аверинцевых была 30-метровая комната, которую они перегородили на две части – большую и маленькую.
  • По воспоминаниям жены, Аверинцев активно не любил кино и не очень любил театр. Театральных спектаклей он видел очень немного, а фильмов не больше 5-6: 2 фильма Бергмана, 2 или 3 фильма Тарковского и немой фильм «Жанна Д’Арк», который произвел на него самое сильное впечатление.
  • В 1989—1991 годах был народным депутатом СССР, разрабатывал закон о свободе совести. Он серьезно занимался депутатской работой, регулярно ходил на заседания комитета, и там действительно работал, хотя на общих заседаниях иногда просто писал стихи.
  • Сергей Аверинцев являлся лауреатом Государственной премии СССР (1990) за фундаментальное исследование «Мифы народов мира» и Государственной премии Российской Федерации (1996)
  • В своем завещании Сергей Аверинцев просил похоронить его на Даниловском кладбище и написать на надгробии два слова: «Аверинцев. Чтец»

Материалы о Сергее Аверинцеве

 Сергей Сергеевич Аверинцев. Воспоминания жены

Аверинцев Сергей Сергеевич. Статья на Лирикон.ру

Сергей Аверинцев

Статья о Сергее Аверинцеве в Википедии

Источник