Растерянные шестидесятые - Dikobraz NEWS

Растерянные шестидесятые

Растерянные шестидесятые

В Москве скончался классик кино советской эпохи, некрикливый рупор «оттепели» Марлен Хуциев, еще полвека назад повернувший отечественный киноязык от плакатности и монументальности к смутной сновидческой искренности, так и оставшийся непревзойденным мастером. Легендарному режиссеру было 93 года, он снимал подолгу, но до конца жизни: его последний фильм «Невечерняя» завершен, но пока не вышел на экраны. Работа над произведением, которое уже назвали итоговым, велась больше десяти лет.

Объяснимые в столь преклонном возрасте проблемы со здоровьем особенно обострились в последнее время. В декабре СМИ сообщили об экстренной госпитализации режиссера. Тогда он категорически отказался ехать в больницу без супруги Ирины Соловьевой и находился с ней в одной палате. Её не стало в начале января, 16 марта Хуциева снова доставили  в больницу в тяжелом состоянии с желудочно-кишечным кровотечением. «Марлен Мартынович скончался сегодня в 07:00 утра», – передает ТАСС  со ссылкой на Союз кинематографистов РФ. Время и место похорон будет известно позднее. Прощание, по предварительным данным, состоится в Доме кино.

Кадр из фильма “Весна на Заречной улице”  / YouTube.com

Родившийся в Тбилиси 20-х и названный в честь Маркса и Ленина выпускник ВГИКа дебютировал в 50-е фильмом «Весна на Заречной улице», хитом, который впоследствии называли «первой ласточкой оттепели». С самого начала его кино было лишено назидательности и морализаторства, больше обозначало область вопросов, чем утверждало однозначные ответы. «Застава Ильича» оказалась слишком свободной даже для либеральных шестидесятых, когда она увидела свет в урезанном виде и под названием «Мне 20 лет», а первоначальная режиссерская версия пришла на экраны только в перестройку. Следующий фильм «Июльский дождь», нечаянное продолжение «Заставы Ильича», построен на тех же эстетических принципах, но более лиричен: это не оглушение новизной, возможное только в юности, но поворот в другую сторону, приглашение на закат, угасающие чувства. Не весеннее буйство, а осеннее оцепенение.

Следующие работы Хуциева не уступают его ранним произведениям, но звание классика выдается лишь однажды. Мастер начинает работать медленнее, за остаток двадцатого века выходят только три художественных фильма: «Был месяц май» (1970), «Послесловие» (1983), «Бесконечность» (1991). Их судьбы складывались по-разному, но каждый нашел своего благодарного зрителя. В одном из интервью режиссер поделился: «Я слышал о том, что многие люди любимой картиной называют “Был месяц май”. Но другие говорят, что их любимая – “Июльский дождь”, третьи – “Застава Ильича”, четвертые – “Послесловие”. Это дает мне понять, что я не зря существую на Земле, а это очень важно, когда не зря».

Растерянные шестидесятые

Марлен Хуциев / gorets-media.ru

В новом веке началась работа над «Невечерней», которая проходила не без проблем: со здоровьем, с финансированием. Замысел постепенно видоизменялся. Картина построена на межпоколенческом диалоге, в котором трудно принять сторону. Те, кто уже видел этот фильм о встречах Льва Толстого и Антона Чехова, называют его самым сложным и глубоким в карьере автора, своеобразной суммой творчества. Лента, оказавшаяся прощальной, может быть показана широкому зрителю до конца года.

 

Источник