Судебный пиар: манипуляция или спасение? - Dikobraz NEWS

Судебный пиар: манипуляция или спасение?

Судебный пиар: манипуляция или спасение?

Социальные технологии развиваются по законам эволюции оружия, где снаряд борется с бронёй

Социальные технологии – признак зрелой цивилизации, и появление сферы пиара также относится к таким признакам. Как и всякая технология, она сама по себе ни плоха, ни хороша, а зависит от целей и способов применения. Любая технология может служить как во вред, так и на пользу обществу. Лучший пример  – появление такой социальной технологии, как деньги.

Для одних это воплощённое зло, для других вожделенное благо, но на самом деле всё зависит от человека, в чьих руках оказался тот или иной инструмент.  Ещё один такой пример – телевидение и  интернет. Их предшественниками является изобретение азбуки и развитие книгопечатания. Спор о благе или зле кинематографа прекрасно вскрыт в известной кинокомедии 1987 года “Человек с Бульвара капуцинов”.

Пиар как средство воздействия на аудиторию появился в развитие рекламного дела, когда потребовалась обратная связь с аудиторией и коррекция курса по результатам этой обратной связи. Реклама не предусматривает такого инструмента, и потому её сила воздействия на адресата основана на других методах и процессах.

Все без исключения социальные технологии есть способы манипуляции общественным мнением. В этом их задача и для этого они нужны. Манипуляция – основа не только управления, но и всякого взаимодействия двух и более человек. Нет манипуляции – нет общения, ибо в процессе общения всегда решается задача повлиять на мнение собеседника в свою пользу, даже если разговор является безобидным трёпом бабушек на лавочке о содержании телепередач. 

Дело в том, что у женщин разговор ни о чём на самом деле является важнейшим способом установления контакта – разумеется, с целью устранить угрозы стабильности в данной социальной группе. А такое намерение – чистейшей воды манипуляция, даже если бабушки об этом и не догадываются и в их планах вовсе нет намерения кем-то манипулировать. Когда один от души выговаривается, а другой слушает – это уже манипуляция. 

Социум – это сфера манипуляций и борьба за победу в этом деле, так что делать из инструмента образ зла вовсе не следует. Манипуляция, как и ложь – важнейшие инструменты устойчивости любого социуме, без которых он бы распался и превратился в поле войны всех против всех. По наблюдениям изучающих феномен лжи психологов, человек лжёт в среднем три раза за каждые девять минут. Это неизбежность в социуме.

Никогда не врал лишь “Тот самый Мюнхгаузен” из известного кинофильма, но, как вы помните, это был невыносимый тип, живший практически в изоляции. Толерантность и  терпимость – это способ быть вежливым и общительным, но в психологии это понимается как разновидность лжи. Представьте, что было бы в обществе, где нет этого манипулятивного, а по сути компенсаторного инструмента. Скорее всего, не было бы и общества.   

Пиар из рекламы перешёл в политику и стал уделом крупных корпораций и средством формирования мифа, называемого имиджем. Простой человек во всём этом не нуждается и с пиаром сталкивается только на выборах – в виде манипуляционного шедевра типа “Голосуй или проиграешь”, когда в попытке найти логику этого или подобного текста возникает блокировка сознания, а точнее левого полушария мозга, отвечающего за логику и рациональное мышление. В этот момент включается правое полушарие, отвечающее за образы и эмоции. 

На этом стоит вся пропаганда и агитация. Переключить работу мозга массовой аудитории с левого полушария на правое – истинный смысл любой манипуляции и любого пиара. Единственная сфера, очищенная от манипуляции и пропаганды – математика. Но и её научились использовать для манипуляции – возьмите хотя бы  трактовку статистических данных для обоснования тезиса роста или спада экономики. Всё делается и использованием цифр и вычислений. Оцифровка аргумента – лучший способ полемики. “Отрицательный рост” – это ли вам не шедевр пиара политики правительства, опирающийся на матметоды? Нет манипуляции только в таблице умножения. Но она равнодушна к мнению общества.  

Так как в экономике и политике пиар столкнулся с сужением рынка, естественной эволюцией этого инструмента манипуляции стало проникновение в сферу судебных расследований. В поисках хлеба насущного пиаровцы стали убеждать граждан, что они  – очень нужная группа специалистов, без которых им порой не отстоять свою честь и даже свободу.  

Юриспруденция сама по себе сфера чистой манипуляции, ибо трактовка законов в применении к конкретному  судебному случаю есть соревнование манипуляторов – стороны обвинения и стороны защиты. За большие деньги можно развязать кампанию информационного давления на судей и повернуть процесс в нужную сторону. Вся проблема тут – согласовывать действия пиаровцев с ведущими дело юристами, чтобы не навредить клиенту. 

Коммерциализация и маркетинг во всём – даже в судебном процессе – это неотъемлемая черта эпохи денежной экономики. Если клиент проигрывает, пиар может отвлечь от темы общество и размазать концентрированный эффект в куче побочных материалов. Тем самым ущерб имиджу будет локализован и минимизирован. Если есть ресурсы, кампания в СМИ может повернуть дело в другую сторону и из проигрыша добиться выигрыша.

Есть и позитивные примеры привлечения общественного внимания к судебным процессам. Жанр “Из зала суда” всегда был популярным в журналистике, но впервые сюда активно вмешались спецы по пиару, в основе техник которого лежит жёсткое позиционирование и навыки чёрного пиара. Пиаровцы – это спецназ маркетинга, самые циничные и изощрённые убийцы образов и репутаций.

История сбитого над Украиной Боинга, дело Скрипаля, авиакатастрофа самолёта с польским правительством, допинговый скандал ВАДА – всё это примеры работы судебного пиара на уровне государств. Из той же серии отмена рассмотрения дела в суде в Гааге против США за преступления в Афганистане. Колоссальное давление на суд и судей со стороны США помогло снизить репутационный ущерб этой криминальной страны. 

История знает случаи, когда именно привлечение общественного внимания помогало гражданам выигрывать суды с могущественными корпорациями. Или добиваться пересмотра уже проигранного дела с последующим оправдательным приговором. Резонансные дела всегда рассматриваются судами с особыми вниманием и осторожностью. Иногда этого бывает достаточно, чтобы не допустить самого худшего исхода дела. 

Судебный пиар – это симптом социального развития, что само по себе хорошо. Общество усложняется и ищет инструменты существования в кризисных ситуациях без обрушения в хаос. Результатом становится прогресс в сфере управляемых социальных коммуникаций, что служит в итоге стабилизации общества.

Растёт потребность в развитии переговорных компетенций у всех участников процесса коммуникации. Совершенствуются способы сбора и обработки информации. Общество становится более зрелым и взрослым. Пиаровцы ходят по границе уголовного кодекса – по законам многих стран, в том числе и России, попытка давлением повлиять на судебное решение – уголовно наказуемое деяние.  

По мере взросления социума в нём крепнет устойчивость к манипуляциям. Манипуляции не исчезают, но ищут более изощренных способов, к которым тоже появляется иммунитет. Растёт яд, растёт и противоядие. Те, кто по роду профессии готовит и тренирует специалистов по продажам, знают, что все манипуляционные новинки стареют через три года после появления и перестают работать.

На те уловки, на которые ловили покупателя в прежние годы, сейчас уже никого не поймать. Стремительный прогресс в сфере роста компетенции социальных коммуникаторов – явление, безусловно, положительное. И судебный пиар  – это необходимый компонент такого роста – только с этой с точки зрения и надо рассматривать этот социальный феномен.          

Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Источник