Эскалация валютных войн: для чего Трампу новый конфликт с КНР и ЕС? - Dikobraz NEWS

Эскалация валютных войн: для чего Трампу новый конфликт с КНР и ЕС?

Эскалация валютных войн: для чего Трампу новый конфликт с КНР и ЕС?

Как Белый дом пытается спасти экономику, ослабив доллар

Currency war, или валютные войны — это попытки двух или более стран улучшить свои конкурентные позиции за счет девальвации национальной валюты. Иными словами, это целенаправленные действия правительства и Центробанка страны по достижению относительно низкого обменного курса.

Подобные манипуляции для мира не новы и, как правило, проводятся с целью получения выгоды – чем ниже курс национальной валюты, тем ниже себестоимость товарных производств, чем ниже себестоимость товара, тем ниже цены на экспортируемую государством продукцию, а чем больше удается снизить стоимость экспорта, при этом не потеряв в прибыли, тем большую долю рынка удастся захватить.

Подобная манипуляция годами помогала китайцам «демпинговать» в вопросе конкуренции, однако к методике валютной девальвации прибегали не только они. Так если с начала 2019 года Народный банк Китая «влил» в банковскую систему свыше 700 млрд долларов без лишней шумихи предоставляя кредиты промышленной и банковской сфере, Европейский Центробанк в предыдущие три года делал то же самое.

«Закачивая» в европейскую экономику свыше 2,6 трлн «свеженапечатанных» евро (почти 3 трлн долларов США), ЕС точно также ослаблял свою валюту, причем цели у Европы были аналогичными — сделать свою продукцию, реализуемую в долларах дешевле, а следовательно, конкурентоспособнее на внешних рынках.

Как мы видим, действия, что ЦБ КНР, что ЦБ Евросоюза, что ФРС США прямо противоположны действиям ЦБ России, который наоборот изымает деньги из экономики, накапливая их на спецсчетах, и удушает российское промышленное производство.

Ни то, ни другое не является примером добросовестной конкуренции, и когда Дональд Трамп недавно заявил, что, по его мнению, это возмутительно, ведь «центробанки Европы и КНР манипулируют финансовой системой, чтобы конкурировать с Америкой», это во многом было правдой. Однако, вместе с тем, аналогичным образом годами поступал и сам Вашингтон.

Знаменитые программы «количественного смягчения» (Quantitative easing), запускаемые в США волнами с 2007 года, как раз и подразумевали под собой скупку центральным банком ценных бумаг (облигаций и долгов), при том что деньги на эту программу точно также печатались из воздуха (выпускались в электронном виде). Скупая нематериальные активы крупных корпораций, банков и частных предприятий, ЦБ перечисленных стран побуждали инвесторов направлять деньги в реальный сектор экономики. То есть стимулировали экономический рост.

Другими словами, ни шаги Европы, ни вливания КНР, ни OE-программы самого Вашингтона не имеют ничего общего с «невмешательством в рыночную экономику», а все возмущение Трампа вызвано лишь тем, что все «волны» количественного смягчения прошли до него, а на период его президентства выпала противоположная тенденция, запуск «количественного ужесточения».

В предыдущие годы, Федрезерв США осуществлял настолько беспрецедентные интервенции («печатал» доллары и скупал долги), что только в период наиболее масштабной волны «смягчения» (QE 3, с 2012 года по 2014 год) напечатал 3,5 трлн долларов, выкупив, в том числе почти 14% от общего федерального долга США. То есть за два года в пять раз нарастил объемы имеющихся у него трежерис с $500 млрд до $2,5 трлн.

Иными словами, экономика США к приходу Трампа буквально ломилась от лишней валюты. Но если с точки зрения самой системы изъятие лишних средств было благом, то с точки зрения предвыборной гонки, в которую уже вступил Дональд Трамп, это катастрофа, концепция мешает президентским амбициям.

В США близятся выборы, Трампу нужно пообещать американцам еще больше рабочих мест, для этого стране было объявлено о возвращении производства. Налоговая реформа и тарифные войны с ЕС, и КНР, также стали частью предвыборного процесса, однако бизнес и сегодня возвращаться не спешит. Предприятиям попросту невыгодно работать на американской территории из-за слишком «сильного» доллара.

На этом фоне программа «количественного ужесточения», еще больше укрепляющая валюту (изъятием $550 миллиардов) делает ситуацию только хуже, ввиду чего Трамп с начала 2019 года начал беспрецедентное давление на ФРС.

К марту Федрезерв отказался от запланированного повышения ставок, а месяц назад и вовсе начал обсуждать их снижение. Таким образом, если Трампу удастся сохранить этот тренд, возможны будут очередные валютные вливания, вот только если для национальных элит США это хорошо, для глобальных амбиций доллара и Вашингтона, это будет крайне плохо. Доллар начнет активно терять позиции мировой валюты.

Но именно потому, что Трамп – ставленник индустриальных элит, его мало волнуют амбиции финансового закулисья, тем более что Минфин уже приготовил оправдания в лице списка стран, которых явно желает обвинить в долгосрочных проблемах. Главными «манипуляторами» валют Вашингтон назвал Китай, Индию, Японию, Германию, Корею и Швейцарию, а также по традиции — Россию.

Если подобная политика продолжится и далее, то мир погрузится в новый этап торгово-санкционной войны. Ведь если девальвацию проведут американцы, и доллар, например, подешевеет на 10%, мировые Центробанки, и, прежде всего, ЦБ КНР, обесценят свои валюты на 15%, и так далее. Если же целью Трампа является спровоцировать страны именно на эти шаги, введя под данным предлогом новые санкции, то такое вполне может произойти.

Для России такой исход отчасти положителен, поскольку еще больше толкнет нынешних «союзников» Вашингтона к многополярному миру, а также поиску защиты у Пекина и Москвы.

.

Источник