• 22.10.2020 00:32

    Сегодняшняя Турция – это не неоосманизм, а пантюркизм

    Сегодняшняя Турция – это не неоосманизм, а пантюркизм

    Не будет преувеличением сказать, что 2020 год, наряду с другими проблемами межгосударственных противостояний, вернул планету как бы назад — в прошлое, пусть и довольно отдалённое, когда турки (точней — почившая в бозе после Первой мировой войны Османская империя) считали закономерным «совать нос» не в свои дела. Историей сейчас заниматься не станем, но постоянные навязчивые «услуги» Турции, например, в мусульмано-хорватской части пока ещё существующей страны-лимитрофа Боснии и Герцеговины, Албании и, после 2008 г. — в ещё одном лимитрофе, «независимом албанском Косово», в последние лет 20-30 явно и зловеще напоминают времена, когда все Балканы были оккупированы турками. Семья боснийских мусульман Иззетбеговичей и косово-албанские лидеры — так это ж вообще практически агентура спецслужб Турции… Уже сейчас можно предвидеть, как возмутятся в Турции и сателлиты-марионетки Анкары, но вряд ли кто-то всерьёз воспримет бурные протесты турок и протурок. На факты, причём накопившиеся именно за последние десятилетия, никому не стоит закрывать глаза. И сегодня речь идёт лишь о том, воспринимать ли новейшую политику Турции как доказательство неоосманизма, авторство в котором «записано» за бывшим премьер-министром Турции Ахметом Давутоглу, или же мир видит некую завуалированную форму реанимирующегося пантюркизма?

    Для многих эти явления — как бы одно и то же, но на самом деле разница существенная. Османизм — политическая концепция государственного устройства, возникшая в среде «новых османов» в период, предшествовавший первой Конституции Османской империи (1886-88 гг.). Появлению оттоманизма (османизма) способствовали реформы Танзимата, в частности изданный в 1856 г. султанский рескрипт Хатт-и хюмаюн, в котором говорилось о полном равенстве подданных всех конфессий, а также Закон о национальностях 1869 г., вводивший общее османское гражданство вне зависимости от религиозной и этнической принадлежности. Османизм находился под сильным влиянием Монтескье и Руссо, а также идей Французской революции. Его сторонники декларировали равенство миллиетов (наций, конфессий) и равенство всех подданных империи перед законом. Система миллиетов не нарушалась, однако увеличивалась роль светских организаций. Начальное образование, воинская повинность и подушный налог должны были касаться как мусульман, так и немусульман. Приверженцы османизма считали, что это поможет решить социальные проблемы, которые встали перед государством. Однако османизм был отвергнут многими подданными империи. Мусульмане видели в нём ликвидацию собственного превосходящего положения, а немусульмане воспринимали его как шаг к отмене традиционных привилегий. К тому же система образования, в сущности, означала, что взят курс на «мягкую» ассимиляцию нетурок — то есть «отцы-идеологи» османизма стремились «убивать» нетурок гуманным путём, подменяя им историю и язык, культуру и т. д.

    И вот в период правления (в Турции) Партии справедливости и развития (AKP) в мире заговорили о неоосманизме, связывая этот курс не только с Давутоглу, но и с президентами Абдуллой Гюлем (бывшим) и Реджепом Тайипом Эрдоганом. Пантюркизм — явление намного опасней. С внешней стороны — ну, просто политическое и социально-культурное течение, распространённое в государствах, населённых тюркскими народами, в основе которого лежат идеи о необходимости их политической консолидации на основе этнической, культурной и языковой общности. Сформировалось во второй половине XIX века. Движение началось среди тюрок в Крыму, изначально стремившихся объединиться c тюрками Османской империи. В России вообще отмечалось три центра пантюркизма — помимо Крыма («идеолог» Исмайил Гаспринский), назывались Казань и Баку. Но следует быть объективными — пантюркизм был более варварской идеологией, чем османизм. И проводниками пантюркизма были младотурки — члены масонской партии «Иттихад-ве-терекки», «отметившиеся» геноцидом армян, греков, ассирийцев, езидов и других нетурок. Вроде бы в главном османизм и пантюркизм действительно копировали друг друга — в 1908 г. вышла в свет статья некоего Али Гусейнзаде «Turkuleshmek, Islamlashmak, Zamanlashmak» («Тюркизация, Исламизация, Модернизация»), в которой идеи обоих течений нашли дальнейшее развитие. Однако разница состоит в том, что пантюркисты в случае сопротивления тюркизации и исламизации сразу же и однозначно «брались за ятаган» и вырезали сопротивляющихся, и в принципе, если рассматривать сегодняшние дела, то после лета 2013 г., когда Эрдоган сам разрушил формат мирного процесса с Курдской рабочей партией (PKK) в Турции и иракских горах Кандиль, а затем взялся за уничтожение и представленной в турецком парламенте прокурдской (так о ней чаще всего выражаются и курды, и турки, и на Западе) Демократической партии народов (HDP), «на ятаганы» поставлены и различные курдские племена. То есть — пантюркизм не был уничтожен после Первой мировой войны в 1919-24 гг., не был уничтожен «светским государством» и кемализмом, а если смотреть на нынешнее поведение Анкары, то следует просто утверждать — ныне Турцией управляют именно пантюркисты, а не исламисты или неоосманисты. Ведь и в Ираке, и в Сирии под видом местных «демократов, борющихся против власти», Анкара опирается… на тюрок-туркоманов. И на помощь якобы «арабской» и «болеющей за Халифат» (и т.д.) террористической группировке «Исламское государство» (ИГ) (организация, деятельность которой запрещена в РФ) Анкара инициировала создание Исламской партии Туркестана (Хизб ат-Тюркистани), в бандитские отряды которой вбирала и современных жителей Азербайджана, и выходцев из государств Средней Азии, Афганистана, из тюркских и кавказских народов России, даже — из числа уйгуров Китая… Чем занимались и занимаются террористы из Исламской партии Туркестана, которую нередко называют и «Туркестанское исламское движение», «Исламское движение Восточного Туркестана», как бы подчёркивая, что их цель — не содействие (якобы!) пантюркистам Турции, а «преобразования» в «Восточном Туркестане», т. е. в китайском Синцзяне? Убийствами. И грабежом. По крайней мере так обстояли дела в Сирии и Ираке в период 2014—2020 гг., когда и шла эпопея — вначале удачных наскоков террористов под флажками ИГ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), к которому якобы «на помощь» пришли боевики из Исламской партии Туркестана, а затем — антитеррористическая война, начатая Ираном и Россией как помощь законным правительствам Ирака и Сирии.

    Кстати, чтобы никто не думал, что в помыслах Турции и её уйгурских адептов — «ничего плохого», борьба за объединение и тюркскую «идентичность», приведём интересный факт. Ну, во-первых, сейчас известно, что сами уйгуры на более чем 30% генного материала — это иранцы и… армяне. Ещё раз повторим — историю «глубоко копать» оставляем историкам, как и генетику — генетикам. Как это «получилось» — разговор долгий и к нашей теме непосредственного касательства не имеет. Во-вторых, а кто сказал, что в цели пантюркистов не входит и нечто иное? Верить Турции и её адептам — это верх глупости и наивности. Уйгуры Исламской партии Туркестана открыто говорят — а они хотят… уничтожить Китай! Сие уйгурское (тюркское) незаконное вооружённое формирование публично провозгласило, что его целью является не просто создание независимого исламского (шариатского) государства в Восточном Туркестане (Синьцзяне), но и… обращение всего китайского народа в ислам! Для тех, кто не верит: читаем у самих пантюркистов — Bashir, Shaykh. «Why Are We Fighting China?.» NEFA Foundation (1 июля 2008). — «…We are fighting China… China is an enemy who has invaded Muslim countries and occupies Muslim East Turkestan. There is no greater obligation, aside from belief in Allah, than expelling the enemies of Muslims from our countries… We are fighting China to make them testify that ‘there is no God but Allah, Mohammed is the Messenger of Allah’ and make them convert to Islam…». Краткий перевод примитивен — Китай враг, потому что «оккупирует мусульманский Восточный Туркестан», но! — «мы воюем за то, чтобы заставить китайцев принять ислам»… Всё ли ясно читателям? И, безусловно, — так сказать, «тюркский Ислам», не абы какой — а тюркский, а что дальше — читайте выше по тексту: «Turkuleshmek, Islamlashmak, Zamanlashmak» (Тюркизация, Исламизация, Модернизация)… На наш взгляд, больше ничего доказывать не надо — под сенью Турции у преступников укрепилась идея о тюркизации и исламизации Китая… и не только Китая. Но если такое представить — кому непонятно, что тюркизированный и исламизированный Китай — это уже не Китай? Уверены, что у сторонников пантюркизма точно такие же человеконенавистнические «цели» в отношении всех нетюркских народов и Балкан, и России, более того, им мерещится и тюркизация (а значит — «стирание» из истории) даже мусульманского Ирана. И повышенная активность пантюркистов в Ираке и Сирии (как местных, так и «приезжих») — доказательство того, что мир сталкивается отнюдь не с желанием «мирно» ассимилировать тех, кто «мешал» и по сей день «мешает» пантюркистам в реализации их фашиствующих «идей».

    В СМИ сейчас немало публикаций о том, что Турция как бы малозаметно укрепляет позиции даже в таких постсоветских республиках, как Украина, Молдавия. Что уж говорить о Грузии или Азербайджане — это просто вотчины Анкары. И если в случае с Азербайджаном это воспринимается как должное, благодаря известной формулировке «мы один народ — два государства», то прецедент Грузии более чем удивителен, не говоря уже об Украине и Молдавии. Правда, в случае с Украиной, казалось бы, должно было наступить отрезвление — и у турок, и у Киева, ведь «вожделенный плод» для Анкары (Крым) в 2014 г. «ушёл» из Украины и вернулся к России. Тем не менее турецкие националисты, причём во главе с «другом Путина» — президентом Реджепом Тайипом Эрдоганом, не перестают пытаться разыгрывать «крымско-татарскую карту».Но ещё раз вернёмся к вопросу об укреплении позиций и, видимо, ещё нечто большем, чем просто преобладание Турции в Грузии. Помнится, что в июле этого года, когда ситуация в Закавказье в который уже раз становилась взрывоопасной (в том числе из-за приграничных вооружённых провокаций Азербайджана против Армении, в которой, как следовало из различных заявлений и публикаций, и МИД России видел «турецкий след», о чём полупрозрачно намекал в своих оценках), по многим странам мира пошла некая «антиармянская волна». Что и как происходило в течение ряда дней июля в разных городах мира (а не только в России) — видимо, многие эксперты и наблюдатели и сами в курсе — это не просто «спонтанные» выражения недовольства азербайджанцев, турок, тюрок-туркоманов (Ближний Восток), просто протурецких и пантюркистских кругов тем, что армия Азербайджана потерпела поражение на границе с Арменией. Нет — это, безусловно, «откуда-то сверху» организованные пантюркистские атаки на армян. Но, ещё раз напоминаем — всё Закавказье сейчас идёт к краю пропасти, и вина за это — на Анкаре.

    В июле грузинское СМИ «Грузия и Мир» провело беседу о перспективах мира и стабильности в нашем регионе с бывшим начальником Генштаба ВС Грузии, генерал-майором Гиви Иукуридзе. Грузинский генерал был в своих ответах откровенно пессимистичен и встревожен. И когда его спросили, есть ли угрозы конкретно для Грузии от обострения армяно-азербайджанских отношений или уже угроза носит общий региональный характер, то Иукуридзе ответил: «…Ни у одной из стран этого региона нет той степени политической и, тем более экономической независимости, которая на каком-то отрезке времени сделает возможным быть изолированной от соседей. В случае с Грузией существует несколько серьёзных угроз, которые исключают то, что широкомасштабное противостояние между Арменией и Азербайджаном нас не коснётся. Первое и самое главное — в Грузии есть довольно многочисленные диаспоры, как армянская, так и азербайджанская, у которых друг с другом не очень хорошие отношения, и это всегда видно. Не исключено, и легко предположить, что эти диаспоры массово подключатся к конфликту, если обстановка ещё более обострится, и в том числе подключатся к военным действиям, как произошло в 1991—1994 годы, во время войны в Нагорном Карабахе. Не говоря уже о тех проблемах, которые потом могут последовать за возвращением тех людей в Грузию… Теперь вторая проблема — думаю, есть реальная угроза, что со своей стороны Армения и Азербайджан использовали территорию Грузии в военных действиях для выполнения своих тактических и оперативных целей. Тем более, что и у одной, и у другой страны однажды уже была такая попытка, что в своё время создало нам серьёзные проблемы…».

    Ещё мрачней его прогнозы, связанные с возможным подключением к «разборкам» России и Турции. Это стоит прочитать: «За Арменией и Азербайджаном стоят два сильных государства — Россия и Турция, которые, вместе с обострением обстановки и расширением масштабов противостояния, сделают всё, чтобы помочь своим союзникам. Вот тут как раз и возникает та угроза — если Турция, безо всяких разрешений и договоренности, использует нашу территорию в качестве военной базы и плацдарма, чтобы помочь братскому Азербайджану. Кстати, в последний период Анкара себя ведёт именно таким образом и ни во что не ставит международные нормы, поэтому с её стороны пересечение границы Грузии в военных целях меня не удивит. Не говоря уже о том, что, со своей стороны, и Россия, которая, как известно, не имеет прямых границ с Арменией, может здесь прорезать своего рода коридор и таким образом оказать помощь стране-союзнице». В сущности, генерал Иукуридзе беспокоится о том, что Грузия в любом случае при негативном развитии ситуации в Закавказье рискует оказаться оккупированной, пусть и временно, и он признаёт, что в этом случае Грузия окажется беззащитной не только с севера, но и с юго-запада, со стороны Турции. Он призвал грузин зачеркнуть все надежды на Запад и «международное сообщество»: «Власть также возлагала на международное содружество большие надежды и в августе 2008 года, но началась война, и выяснилось, что за этими надеждами не было ничего, кроме обеспокоенности западных высокопоставленных чиновников. То же самое произойдёт и сегодня. И более того, Запад уже не является такой геополитической данностью, каким был хотя бы 12-15 лет назад». При этом надо отдать должное генералу — хотя и без слов осуждения, но он открыто намекнул, что поведение Баку является для Грузии самой большой опасностью: «Не дай Бог, чтобы это [заявление министра обороны Азербайджана о возможном нападении на Армянскую АЭС — прим.] случилось, поскольку Чернобыль будет цветочками для Закавказья, в том числе и для нас…»

    Но если быть совсем уж откровенными, то с 2018-19 гг. в самой Грузии, не говоря уже об её географических соседях, с тревогой говорят о том, что турки уже начали оккупацию грузинских территорий. Не углубляясь, приведём лишь заголовки некоторых информационно-аналитических материалов на эту тему, предложенных международной общественности в течение 2018-20 гг.: 1) «Аджария. Турецкая оккупация, которую никто не заметил»; 2) «В Тбилиси заявили, что Турция уже фактически «отжала» у Грузии Аджарию» (ссылки на известнейшего и даже легендарного грузинского дипломата и эксперта Гамлета Чипашвили); 3) «К чему ведёт тихая оккупация Турцией грузинской Аджарии» и др. Последний материал ценен тем, что датирован 23 августа 2020 г., поэтому немножко цитаты: «Турки быстро заселяют Аджарию. Везде слышна их речь. В настоящее время более 65 тысяч турок получили гражданство Грузии. Они активно скупают недвижимость в Аджарии. Практически весь бизнес в автономной республике в их руках… Граница для них понятие условное. Через КПП они проходят без проблем, садятся в автобус и едут в Батуми… Все мусульманские организации, которые действуют в Аджарии, финансирует правительство Турции. Их представители вербуют местных юношей и девушек и направляют их учиться в турецкие медресе. Возвратившись в Аджарию, они становятся активными пропагандистами ислама»… И, на наш взгляд, читателям будут интересны и оценки эксперта Г. Чипашвили: «Турция фактически уже отобрала у нас Аджарию — и в религиозном, и в экономическом плане. В Аджарии давно функционируют десятки различных мусульманских организаций, которые прямо финансируются правительством Турции. Главная цель этой политики — обращение максимального количества местного населения в ислам. Представители этих организаций сотнями забирают из Аджарии для учебы в турецких медресе девушек и юношей. Затем они возвращаются на родину — и начинают активно пропагандировать ислам. По сути, всё это одна из составляющих стратегии «восстановления Османской империи». Кстати, эту тему периодически публично поднимает один из её идеологов — президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган». На наш взгляд, эти свидетельства о «ползучей агрессии» Турции в Грузии и о фактической оккупации Аджарии говорят о том, что, например, генерал Г. Иукуридзе уже опоздал со своими признаниями о том, что в Тбилиси только-только начали «опасаться» турецких агрессивных и «без спроса» действий.

    Как мы видим, турки и не ждут того, чтобы, воспользовавшись «удобным моментом» в виде некой очередной вспышки армяно-азербайджанских противоречий, ввести войска — а зачем? Как минимум последние 2-3 года сами грузины признаются в том, что Турция уже оккупировала часть грузинской территории — т. е. Аджарию. Кстати, эта особенность экспансии — отправлять местных «аборигенов» именно в турецкие медресе (Аджария), или открывать турецкие «колледжи» на местах (Молдавия, Ливан, даже — Пакистан, Афганистан, до недавних времён — Абхазия, Крым и т.д.) и потом использовать выпускников этих медресе и колледжей в своих, турецких интересах, наглядно свидетельствует о том, что вопрос не в реанимации османизма или о неоосманизме, не о «восстановлении Османской империи», как считает Г. Чипашвили. Это в какие такие века что-то афганское или из Британской Индии, частью которого и является Пакистан, входило в состав Османской империи, не говоря даже о китайском Синьцзяне? Да и Крым — пресловутое Крымское ханство по сегодняшней лексике, было «ассоциированным государством», но не частью Турции. Такого не было никогда. Так что перед миром — вовсе не османизм/неоосманизм, а именно агрессивный осовремененный пантюркизм, коль скоро туркам мерещится «интеграция» вокруг Анкары и носителей иранских языков, и носителей различных языков Индостана, и грузин-мусульман Аджарии (конкретно аджарцы и лазы — они же не утратили своей языковой идентичности), а не только тюркоязычных, допустим, туркоманов Сирии, Ирака, тюркоговорящей части населения Азербайджана, тюрок республик Средней Азии и уйгуров Китая. Конечно, в одном материале все аспекты развития и распространения пантюркизма в XXI веке охватить не удастся никому. На наш взгляд, необходима скоординированная и согласованная работа экспертов и стратегических центров, и спецслужб тех стран, кто становится объектом экспансии пантюркистского курса Турции. В этом выводе убеждает и то, что сейчас Анкара резко активизировалась ведь и в акватории Средиземного моря, причём это не только агрессивность в отношении Греции и Республики Кипр якобы «из-за месторождений газа на морском шельфе». Турки «вошли» в Ливию — причём не только в виде турецких военных советников, но и банд своих «прокси», которых сама Турция перебрасывала из зоны «деэскалации» в сирийском Идлибе. Сейчас речь идёт и о том, что Турция готовит переброску или даже уже перебросила идлибских «прокси”-бандитов в Азербайджан — дабы использовать против армян. Идёт активное сближение с руководством Пакистана, и эксперты-исследователи уже говорят о том, что турки и пакистанцы станут ядром новой волны агрессивного суннито-фундаменталистского терроризма. Там — против греков и православных славян (с католиками и протестантами турки «почему-то» не особо ссорятся…), тут — против армян и других, кто не согласен с пантюркизмом на Кавказе и в Передней Азии, в третьем месте — против Индии и Китая… Разве непонятно, что пантюркизм, пусть даже и «в исполнении» Эрдогана, клянущегося в «любви» к России и Ирану, тем не менее — неприкрытый враг Ирана и России в первую очередь? И разве непонятно, что, помимо самой Турции, за тактикой распространения пантюркизма стоят те же силы, которые организовывали геноциды нетурецких граждан Османской империи в первой половине XX века (армяне, греки, ассирийцы, езиды, народ Дълмик/Дъмлик, или дерсимские «курды», и др.), а также те государства и актуальные элиты, которые, не скрывая, называли и называют Россию, Китай и Иран своими врагами?

    Наш предварительный вывод однозначен — Турция и её пантюркизм даже спустя 105 лет являются инструментами в руках именно тех кругов, которых бесит сближение стран «Великой Троицы» Евразии, т. е. России, Ирана и Китая. И ожидающиеся военные учения «Кавказ-2020», в ходе которых, по предложению России, Ирана и Китая, страны — участники учений будут решать совместные задачи по борьбе с терроризмом, мы предлагаем считать одним из этапов подготовки отмеченных держав к борьбе и нейтрализации турецких «прокси», причём не только на Кавказе. И не зря в этих учениях Армения готовится принять участие, а Азербайджан — отказался. Ведь трудно постоянно делать вид, что «ничего не понимаешь» и не видишь, что планы пантюркистов выявлены и дешифрованы. Поэтому процесс объединения усилий разведслужб и вооружённых сил, по крайней мере России, Ирана и Китая, показывает не только антиамериканский, но и антипантюркистский вектор.

    .

    . .

    Источник