Есть ли альтернатива капитализму? - ч.1 (Olvik) - Dikobraz NEWS

Есть ли альтернатива капитализму? – ч.1 (Olvik)

Есть ли альтернатива капитализму? - ч.1 (Olvik)

В предыдущей заметке я рассматривал вопрос о движущих силах социального прогресса и среди прочего наткнулся на важный тезис Лестера Турроу о том, что капитализму ничто не угрожает, так как сейчас просто нет альтернативной ему идеологии. Захотелось в этом убедиться, и я решил всесторонне проанализировать этот тезис в цикле статей, затрагивающих различные аспекты этой проблемы. Начну с формулирования самой проблемы и рассмотрения экономических её аспектов.

На данном ресурсе с завидной регулярностью появляются статьи за/против социализма(коммунизма)/капитализма, которые пользуются большой популярностью и имеют сотни комментариев сторонников/противников. Свежие примеры: «скучно против социализма» и «за коммунизм в двух словах». Спор апологетов капитализма (условно, консерваторов) и сторонников социализма (старых и новых левых) часто сводится к обмену аргументами типа: «Социализм –это светлое будущее человечества. Свобода! Равенство! Братство!» – «Капитализм эффективен, обеспечивает поступательный технический прогресс»; «Капитализм – эксплуататорский строй, ведет к обнищанию большинства и обогащению меньшинства» – «Капитализм не идеален, но всё остальное гораздо хуже. Социализм неэффективен, уравнивает всех в нищете, подавляет индивидуальные свободы». Совершенно ясно, что такой спор никогда ни к чему не приведёт, так как сравнивают тёплое с мягким, зелёное с круглым, а кита с мамонтом. Чтобы понять, а есть ли вообще предмет для дискуссии, обратимся к определениям

  • Капитализм — общественно-экономическая формация, основанная на частной собственности на средства производства и эксплуатации наёмного труда капиталом; сменяет феодализм, предшествует социализму — первой фазе коммунизма. (Большая советская энциклопедия)
  • Капитализм (рыночная экономика, свободное предпринимательство) — экономическая система, доминирующая в Западном мире после крушения феодализма, в которой бо́льшая часть средств производства находится в частной собственности, а производство и распределение происходят под воздействием рыночных механизмов. (Британская энциклопедия)

Сразу видно ключевое отличие в подходах – с одной стороны общественно-экономическая формация, которая, по Марксу, включает как экономический базис (способ производства), так и все стороны общественной жизни в их органической взаимосвязи (т.е. все гримасы капитализма); с другой стороны – экономическая система, которой нет дела до морально-этической стороны вопроса. Поэтому сравнение несправедливости с эффективностью или равноправия с рыночными механизмами способно вызвать у спорящих лишь взаимное раздражение.

Так что, давайте сравнивать подобные категории и начнём с экономических, оставив пока в стороне социальные (+ морально-этические) и мировоззренческие (т.е. как тот или иной строй отвечает природе человека и его будущему как биологического вида).

Предварительно, следует сделать ряд существенных замечаний.

Во-первых, когда мы сравниваем капитализм и социализм (коммунизм) на уровне идей и принципов, речь идёт о некоторых теоретических абстракциях. На практике ни чистого капитализма (по Адаму Смиту, с его невидимой рукой рынка, то что теперь называют laissez-faire), ни, тем более, социализма (как его трактовали классики марксизма) в конкретно-исторической практике не было и нет. И это обстоятельство, которое признают как сторонники, так и противники обоих «–измов», существенно меняет аргументацию в споре. Так, обличать социализм, взяв для примера СССР или Северную Корею, можно с тем же успехом, если капитализм обличать на примере Саудовской Аравии или Сомали.

Во-вторых, говоря о преимуществах и недостатках того же капитализма, следует точно определить, имеем ли мы ввиду капитализм эпохи первоначального накопления капитала (XIX век), империализм (XX век) или современный капитализм эпохи глобальной экономики. Если с точки зрения экономической системы (см.определение) это одно и то же, то как общественно-экономические формации (классовая структура, формы организации капитала, социальная политика и т.п.) они существенно различаются. Более того, «капитализмы» сильно различаются и в рамках одной эпохи, достаточно сравнить, например, современный капитализм в США и Швеции. Причём, отличаются настолько, что капитализм в Швеции уже давно называют шведской (скандинавской) моделью социализма. Поэтому, каждый из аргументов сторонников капитализма необходимо точно «привязывать» по времени и месту.

Наконец, если говорить именно об альтернативной идеологии, то корректно было бы сравнивать капитализм не с социализмом, а с коммунизмом.  Классики постоянно подчёркивали, что социализм является переходной стадией к коммунизму и не имеет своих собственных недостатков, а наследует недостатки капитализма. Например, «такой марксист как К.Маркс» (В.И.Ленин, copyright©) писал в 1875г. в работе «Критика Готской программы»:

Мы имеем здесь дело не с таким коммунистическим обществом, которое развилось на своей собственной основе, а, напротив, с таким, которое только что выходит как раз из капиталистического общества и которое поэтому во всех отношениях, в экономическом, нравственном и умственном, сохраняет еще родимые пятна старого общества, из недр которого оно вышло 

Так что, во многих случаях, критикуя социализм, капитализм должен подойти к зеркалу и «бить себя по затылку» (проф.Преображенский, copyright©). В частности, речь идёт о сохранении неравенства в распределении (принцип «каждому по труду») и о товарно-денежных отношениях.

На протяжении уже почти ста лет, главным полемическим приёмом сторонников капитализма является не защита его достоинств, а уничижение и критика его альтернатив, т.е., прежде всего, социализма. Ярким примером служит одна из исторически первых содержательных работ с критическим анализом экономических положений социализма – книга Людвига фон Мизеса «Социализм: Экономический и социологический анализ», вышедшая в 1922 году.

Следует отметить, что и сам Мизес, и один из его наиболее известных учеников и последователей Фридрих фон Хайек, крайне недолюбливали сам термин «капитализм»ю Мизес:

Тер­ми­ны “ка­пита­лизм” и “ка­пита­лис­ти­чес­кое про­из­водс­тво” яв­ля­ют­ся по­лити­чес­ки­ми яр­лы­ками. Они бы­ли изоб­ре­тены со­ци­алис­та­ми не для ум­но­жения зна­ния, а что­бы об­ви­нять, кри­тико­вать, прок­ли­нать. Се­год­ня сто­ит лишь их про­из­нести, что­бы воз­никла кар­тинка без­жа­лос­тной экс­плу­ата­ции ра­бочих не­умо­лимы­ми бо­гача­ми. Эти тер­ми­ны ис­поль­зу­ют­ся поч­ти ис­клю­читель­но для обоз­на­чения по­лити­чес­ких не­дугов. С на­уч­ной точ­ки зре­ния тер­ми­ны эти столь тем­ны и мно­гоз­начны, что прак­ти­чес­ки ни­чего не зна­чат. Ис­поль­зу­ющие их сог­ласны меж­ду со­бой толь­ко в том, что они обоз­на­ча­ют свой­ства сов­ре­мен­ной эко­номи­чес­кой сис­те­мыЛуч­ше оп­ре­делять ка­пита­лизм как ан­ти­тезис со­ци­ализ­ма…

Хайек, в свою очередь, предлагает называть капитализм «расширенным порядком человеческого сотрудничества(!)».

Поразительно! Предлагается определять то, что существует много лет, хорошо изучено на практике, имеет отличительные черты и признаки (в том числе, упомянутые угнетение и эксплуатацию) как антитезис некоторой теории, которая не отвечает реально существующим государствам, и некоторые идеи которой лишь попытались воплотить на практике ненадлежащим образом в ненадлежащих обстоятельствах. Эти господа готовы защищать идеальные рафинированные принципы капитализма (свобода конкуренции, эффективность рынков в обеспечении эквивалентного обмена), противопоставляя их декларируемым принципам социализма, которые  лишь пытались (но не смогли в полной мере) реализовать в СССР.

Именно эти двое, Мизес и Хайек, акцентированно сформулировали ненависть к социализму и апологию «чистого», не ограниченного государственным регулированием капитализма. Причём, первичной следует считать именно работу Мизеса, так как Хаейк (в своих работах «Дорога к рабству»(1944) и «Пагубная самонадеянность: ошибки социализма»(1988)), практически, не привнёс в полемику ничего нового, повторив почти дословно основные тезисы своего учителя.

Итак, перейдём к краткому изложению экономической критики социализма по Мизесу.

Он выдвинул так называемый калькуляционный аргумент — обоснование невозможности существования стабильной социалистической экономики, как реалистичной системы устройства общества. Мизес утверждал, что при социализме невозможен экономический расчёт, в чём он и видел его основной недостаток. Невозможность экономического расчёта следует, по его мнению, из невозможности объективного сравнения субъективных ценностей при отсутствии добровольного обмена (то есть свободной торговли).

Как толь­ко об­щес­тво от­ка­зыва­ет­ся от ус­та­нов­ле­ния сво­бод­ных цен на про­из­водс­твен­ные бла­га, ра­ци­ональ­ная ор­га­низа­ция про­из­водс­тва де­ла­ет­ся не­воз­можной. Каж­дый шаг, уво­дящий от час­тной собс­твен­ности на средс­тва про­из­водс­тва и ис­поль­зо­вания де­нег, — это шаг, уво­дящий от ра­ци­ональ­ной эко­номи­чес­кой де­ятель­нос­ти.

Результатом этого будет накопление дефектов в планировании и распределении ресурсов, ведущее к перепроизводству бесполезной продукции, трате ресурсов на экономически сомнительные проекты — при одновременном дефиците того, что простые люди хотели бы иметь.

Те­ория эко­номи­чес­ко­го рас­че­та ус­та­нав­ли­ва­ет, что в со­ци­алис­ти­чес­ком об­щес­тве эко­номи­чес­кий рас­чет не­воз­мо­жен… Где нет рын­ка, нет и це­но­об­ра­зова­ния, а где нет це­но­об­ра­зова­ния, не мо­жет быть ни­каких эко­номи­чес­ких рас­че­тов… До­казать, что хо­зяй­ствен­ный рас­чет не­воз­мо­жен в со­ци­алис­ти­чес­ком об­щес­тве, зна­чит до­казать не­воз­можность со­ци­ализ­ма. Все ар­гу­мен­ты в поль­зу со­ци­ализ­ма за пос­леднее сто­летие, выд­ви­нутые в ты­сячах ста­тей и выс­тупле­ний, вся кровь, про­литая сто­рон­ни­ками со­ци­ализ­ма, не в си­лах сде­лать со­ци­ализм ре­али­зу­емым. Мас­сы мо­гут стре­мить­ся к не­му со всей страстью, мо­гут раз­ра­зить­ся бес­числен­ные вой­ны и ре­волю­ции во имя его, и все-та­ки со­ци­ализм не бу­дет пос­тро­ен.

Социализм замахнулся на высшую ценность капиталистического общества – прибыль – и уже поэтому он обречён:

Толь­ко пер­спек­ти­вы по­лучить при­быль нап­равля­ют про­из­водс­тво в те ка­налы, по ко­торым пот­ре­битель­ский спрос удов­летво­ря­ет­ся на­илуч­шим об­ра­зом и с на­имень­ши­ми зат­ра­тами. Ес­ли ис­че­за­ет на­деж­да на при­быль, ме­ханизм рын­ка те­ря­ет глав­ную пру­жину, ибо толь­ко эта на­деж­да при­водит его в дви­жение и под­держи­ва­ет его ра­боту. Ры­нок, та­ким об­ра­зом, яв­ля­ет­ся фо­кусом ка­пита­лис­ти­чес­ко­го об­щес­тва; в нем сущ­ность ка­пита­лиз­ма. Он воз­мо­жен, та­ким об­ра­зом, толь­ко при ка­пита­лиз­ме; его нель­зя ис­кусс­твен­но сы­мити­ровать при со­ци­ализ­ме.

Позднее Хаейек чуть уточнил тезисы Мизеса. Пороки основанного на централизованном планировании социализма, по мысли Хайека, проистекают из невозможности учесть всю совокупность обстоятельств, необходимых для того, чтобы планирование использовало наличные ресурсы оптимальным образом в интересах всего общества в целом и каждого его члена в отдельности.  Это происходит потому, что необходимая информация рассеяна среди хозяйствующих субъектов и индивидов, является их достоянием и не может быть учтена любой центральной системой управления. Единственно возможный способ такого учета, который выработало человечество, – обмен такой информацией посредством свободного рынка через механизм цены. Хайек доводит полемику до эпического накала (Хайек Ф.А. фон. Пагубная самонадеянность: ошибки социализма. М.: Новости, 1992):

Спор о рыночном порядке и социализме есть спор о выживании — ни больше, ни меньше. Следование социалистической морали привело бы к уничтожению большей части современного человечества и обнищанию основной массы оставшегося

Анализ основных экономических аргументов против социализма

  1. Отказ от частной собственности на средства производства.

Прежде всего, стоит упомянуть о том, что такой отказ окончательно, естественным образом, должен произойти уже при коммунизме, в условиях высокого уровня развития производительных сил, обеспечивающего высокое благосостояние для всех. На переходный период (при социализме) возможно сочетание разных форм собственности. К этому (в условиях полного отсутствия конкретных инструкций и указаний по построению социализма) пришёл Ленин, введя НЭП вместо военного коммунизма, чем способствовал быстрому восстановлению разрушенного государства. Поспешный отказ от этой политики после смерти Ленина был вызван борьбой за власть внутри руководства ВКП(б) и сложной внешнеполитической обстановкой. Экономических оснований в виде высокого уровня развития производительных сил для этого не было. Именно поэтому, не стоит ссылаться на СССР как на показательный пример построения социализма. Там всё пошло не так с самого начала.

С другой стороны, отказ от частной собственности на средства производства – это не переход к артельной (общинной, колхозной) собственности. Это, прежде всего, переход собственности к государству, которое, в идеале коммунизма, должно распоряжаться ей в интересах всего общества. И тут мы с неизбежностью приходим к понятию «государственный капитализм». Согласно определению:

Государственный капитализм — экономическая система, в которой государство выступает в роли ведущего предпринимателя – владеет средствами производства, нанимает рабочих, менеджеров и другой персонал, распоряжается прибылью.

Разновидностью госкапитализма является государственно-монополистический капитализм, форма монополистического капитализма, для которой характерно соединение ресурсов капиталистических монополий с мощью государства.

С другой стороны, апологеты чистого капитализма приравнивают гос.капитализм к социализму, Мизес:

Государственный капитализм, плановая экономика и государственный социализм только малыми деталями отличаются от «классической» идеи уравнительного социализма

Так как, согласно многочисленным свидетельствам и фактам (например, общие положения и аналитика здесь, а достаточно полный перечень гос.корпораций многих ведущих кап.стран здесь), гос.капитализм является основным трендом сегодняшнего экономического развития, то все мы, по Мизесу, уже вовсю строим социализм!

Таким образом, чистый капитализм тотальной частной собственности на средства производства остался в далёком прошлом. Государство повсеместно, где в большей степени (Китай, скандинавские страны), где в меньшей (США, Англия), вмешиваются в свободную рыночную конкуренцию. Поэтому, учитывая, что полное «обобществление» средств производства на переходной стадии к коммунизму есть злонамеренная выдумка апологетов капитализма, следует признать, что этот аргумент в защиту капитализма несостоятелен.

  2. Централизованное планирование

Опять же, следует ещё и ещё раз напомнить, что сколько-нибудь адекватное планирование возможно при достаточно высоком уровне развития производительных сил, предполагающем полную достаточность промышленных и потребительских товаров и ресурсов, в условиях дружественного окружения (с перспективой исчезновения национальных границ). Объективных условий для этого в СССР не было. Но даже там, при всех перекосах и недостатках, удалось продемонстрировать выдающиеся результаты планового подхода: победа в войне, освоение атомной энергии и космоса, построение с нуля многих отраслей промышленности. Точно также, атомная и космическая программы в США, а также создание самого большого в мире военно-промышленного комплекса (заказчиком для которого выступает государство в лице федерального правительства), не были результатом действия «невидимой руки рынка» или игрой рыночных сил. Успехи современной Японии в области электроники и машиностроения во многом достигнуты благодаря 5-летним индикативным планам, которые с середины 50-х годов разрабатывались японским Министерством внешней торговли и промышленности совместно с Управлением экономического планирования. Большую роль государственное планирование играло и играет в экономике Франции, Южной Кореи и других капиталистических стран. Поэтому говорить о том, что централизованное планирование является отличительной чертой и пороком социализма, будет серьезной ошибкой. Ярким примером успехов централизованного планирования и управления стал современный Китай (вторая по ВВП экономика мира), который последовательно реализует стратегию пятилетних планов (сейчас идёт уже тринадцатый).

Если же говорить о принципиальном споре между плановым хозяйством и «стихией свободного рынка», то в условиях цифрового мира итог спора очевиден. Уже никто не подстраивается под стихию свободного рынка, рискуя или сорвать куш, или потерять всё. Те же компании и корпорации, с помощью изощрённых маркетинговых программ и таргетированной рекламы, сбора конфиденциальных данных, уже давно планируют свои продажи, не доверяя игре рыночных сил. ТНК планируют свои продуктовые линейки на несколько лет вперёд, ведь под них надо собрать ресурсы, построить или переоснастить производственные мощности. Они «воспитывают» своего потребителя и навязывают ему свои услуги (в рамках «экосистем» типа Apple или Samsung) и заранее планируют продажи новых моделей телефонов, авто и т.п. Нет никакой принципиальной проблемы планировать выпуск товаров любой номенклатуры в рамках разумной модели потребления вне зависимости от формы собственности, коль скоро каждый кассовый аппарат подключен к интернету и даёт информацию о покупках в режиме он-лайн. Ещё раз, речь о планировании разумного потребления (что должно соответствовать высокому уровню духовного развития), а не извращенных потребностей современного капиталистического общества. И да, в СССР планированию мешал огромный бюрократический аппарат (механизм увязок и согласований, выбивание «фондов» и т.п.), который принципиально устраним в цифровую эпоху.

   3.Рыночное ценообразование как механизм обеспечения эквивалентного товарообмена

Говоря о точном расчёте цены в условиях рынка, сторонники капитализма, тот же Хайек, исходят из полной информированности участников рынка. На практике, это практически никогда не реализуется. Рассчитывая цену «здесь и сейчас», участники рынка не могут знать об изменении факторов расчёта цены уже на ближайшее время (Кейнс, 1936: агенты настолько ничего не знают о будущем, что, хотя они и уверены, что некоторые (неизвестные) изменения произойдут, но прибегают к предположению, что завтрашние цены будут равны сегодняшним). Это, зачастую, приводит к значительным отклонениям цены обмена от «экономически обоснованной». Проблеме (недостаточной) информированности участников рынка и асимметрии информационных потоков на рынке посвящены горы книг. За освещение этой проблемы Нобелевскую премию по экономике в 2001г. получил в числе других Д.Стиглиц. Математические модели определения цены в плановой и рыночной экономике сравнивались в работе В.П. Кокшотт и А.Ф. Коттрелл Информация и экономика: критика Хайека,(1996). Оказалось, что количество информации, необходимой для расчёта обоснованной цены, гораздо меньше при плановой экономике. Кроме того, множество переменных факторов цены делают алгоритм расчета рыночной цены принципиально неустойчивым.

Не надо читать учёные трактаты по экономике, чтобы сделать вывод о том, что механизм ценообразования на сегодняшних рынках нефти, драгоценных металлов, вооружений и т.п.  далёк от рыночного. Изначально разработанные для хэджирования рисков отклонения цены товара при будущих продажах фьючерсные контракты разрослись настолько, что их рынок многократно превышает эквивалентную по объему стоимость базовых активов. Что приводит к сильным спекулятивным манипуляциям ценами на активы в полном противоречии с идеализированными представлениями о «рыночном механизме ценообразования».

Следует подчеркнуть, что вопрос «справедливого» ценообразования в условиях товарно-денежных отношений едва ли не центральный в современной экономической науке. Здесь приходится учитывать много факторов: монопольные преимущества и недобросовестная конкуренция, протекционизм и защита рынка торговыми пошлинами и многое другое.  Именно сейчас США идут на слом механизма ВТО, специально созданного для обеспечения свободной торговли и конкуренции.  Так что, говорить о каких-то особых преимуществах капиталистического хозяйства в разумном ценообразовании я бы не стал. Социализм во многом наследует товарно-денежные отношения капитализма (а значит и их недостатки!), но имеет то преимущество, что при надлежащем подходе к планированию, позволяет избежать шоков и потрясений капиталистического хозяйства, резко меняющих цену товаров на коротких временных интервалах.

Итак, в результате первой части своего анализа я пришёл к выводу о том, что основные экономические аргументы против социализма/коммунизма не вполне состоятельны либо по причине игнорирования особенностей современного этапа развития (гос.капитализм, цифровая эпоха), либо из-за ссылок на конкретно-историческую практику строительства  социализма в СССР, которую нельзя считать адекватным воплощением теории социализма.

В двух следующих частях своей работы я хотел бы остановиться на социально-политических и мировоззренческих аспектах «безальтернативности» капитализма.

О движущих силах социального прогресса (Olvik)