Вести с передовой: что происходит на линии разграничения в ЛДНР

Вести с передовой: что происходит на линии разграничения в ЛДНР

После встречи 11 сентября в Берлине главы офиса президента Украины Андрея Ермака и заместителя главы Администрации президента России Дмитрия Козака — под неусыпным надзором советников канцлера Германии и президента Франции — стороны сделали совершенно разные заявления. Если Козак считает, что оснований для встречи в «нормандском формате» нет, то Ермак с традиционным для Киева оптимизмом пообещал, что она пройдёт до конца года и даже заявил, что «взаимодействие форматов по Донбассу выходит на новый уровень», однако не преуспел в том, чтобы объяснить свою мысль доступным остальному человечеству языком.

В то же время единственным очевидным результатом встречи стало продолжение режима прекращения огня, являющееся бесспорным достижением. Всё-таки, несмотря на все нарушения (только в субботу, 12 сентября, бойцы НМ ЛНР на Светлодарской дуге гоняли украинский беспилотник, которому там делать было абсолютно нечего), с 27 июля вдоль линии разграничения царит беспрецедентная тишина. Причём, несмотря на потери с обеих сторон, мирное население за этот период ни разу не подверглось обстрелам, что весьма важно.

В принципе, на этом положительные новости заканчиваются, да и продолжительность перемирия вызывает определённые сомнения, хотя, признаться, никто изначально не верил, что оно продлится столь долго. Украинские националисты придерживаются агрессивной риторики и обвиняют официальный Киев в предательстве национальных интересов. Высокопоставленные украинские чиновники, не стесняясь, объясняют украинцам, что это вовсе не «зрада», а только временное затишье; последняя возможность разрешить конфликт мирным путём, после чего Украина неминуемо обрушит на ЛДНР свой смертоносный «план Б».

В то же время в самом Донецке пообещали уничтожить артиллерийским огнём позиции ВСУ на нейтральной территории, неподалёку от пос. Шумы, оборудованные уже после 27 июля, что является нарушением условий перемирия. В Киеве, разумеется, божатся, что никаких новых позиций ВСУ не занимало (по мнению ОБСЕ, этим грешат обе стороны). В итоге Киев и Донецк выступили в роли комического дуэта, разыграв нелепую сценку.

БУДЬТЕ В КУРСЕ

Сначала глава ДНР Денис Пушилин потребовал от ВСУ демонтировать свои позиции возле Шумов, пригрозив в противном случае сровнять их с землёй 3 сентября. Потом дата уничтожения украинских окопов и блиндажей на «нейтралке» была перенесена на 7, а затем на 9 сентября. В итоге вместо кровавой бани стороны созвали совещание, в ходе которого договорились провести совместную проверку укреплений ВСУ, при участии ОБСЕ. Пушилин отменил приказ об артиллерийском ударе (как будто он уполномочен командовать военными), а украинцы незамедлительно обвинили Зеленского в предательстве и пообещали убить всех представителей ДНР. Киев на всякий случай проведение совместной инспекции отменил, но уже на следующее утро в некоторых украинских СМИ появилась информация о том, что позиции под Шумами сгорели в результате степного пожара, в котором обвинили, разумеется, «сепаратистов». Что в итоге произошло — то ли украинцам пришлось отказаться от своих позиций, то ли Донецку от своих претензий, толком никто не знает.

Вся эта чехарда в очередной раз позволила убедиться в том, насколько одинаковой является взволнованная патриотическая сетевая общественность по обе стороны от линии разграничения. Обвинения в предательстве в адрес правительства; обвинения командования в том, что бойцы на передовой гибнут от вражеских пуль как мухи, но от них всё равно преступно требуют стоически соблюдать перемирие в одностороннем порядке — всё это происходит одновременно и симметрично.

Как утверждают источники среди военнослужащих Народной милиции ЛНР, в данный момент на линии разграничения, действительно, непривычно тихо, а командование строго следит за тем, чтобы эта тишина продолжалась как можно дольше. В то же время до того, как на фронте установилось первое настоящее перемирие за всю историю войны на Донбассе, от бойцов на передовой действительно требовали придерживаться буквы Минских соглашений, даже несмотря на откровенные провокации противника. В то же время особо наглые выходки ВСУ время от времени вызывали заслуженную отповедь, причём речь порой шла о санкционированном «принуждении к миру», а порой — и о частной инициативе командиров на местах, вопреки угрозе строгих дисциплинарных взысканий.

То есть до перемирия защитники ЛДНР вынуждены были в одностороннем порядке соблюдать Минские соглашения, осаживая противника только в случае особо активных или опасных в долгосрочной перспективе действий. Печально, но факт — «Минск» сегодня республикам скорее во вред, чем на пользу. По крайней мере, в том, что касается военной составляющей. Впрочем, последние события, в том числе внезапные эскапады Луганска и Донецка, объявившие «режим повышенной боевой готовности» и последующее перемирие дают основания предполагать наличие каких-то перемен. Какого-то нового подхода в принуждении Украины к миру.

Остаётся лелеять мечту, что перемирие продлится долго, а этот новый подход даст положительные результаты.

.

. .

Источник