• 25.10.2020 04:50

    Набережной адмирала Траверсе в Санкт-Петербурге быть

    Набережной адмирала Траверсе в Санкт-Петербурге быть

    В Санкт-Петербурге на намывных территориях Васильевского острова продолжаются работы по организации дорожно-транспортной инфраструктуры, и уже наметилась новая важная часть ее — набережная Финского залива.

    После того как губернатор Санкт-Петербурга поддержал инициативу Всемирного клуба петербуржцев и главный проспект новых намывных территорий получил имя адмирала Ивана Федоровича Крузенштерна, наш клуб призвал назвать новую морскую набережную Санкт-Петербурга именем морского министра Российской империи адмирала маркиза Ивана Ивановича де Траверсе, служившего верой и правдой своей новой Родине более 30 лет.

    Маркиз Иван Иванович де Траверсе — человек удивительной судьбы, в его биографию вплелась история таких стран, как Франция, Швейцария, США, Россия, судьба которого была тесно связана с Людовиком XVI, Джорджем Вашингтоном, Екатериной II, Павлом I, Александром I, Наполеоном Бонапартом и многими другими великими мира сего конца XVIII и первой половины XIX века…

    Родился маркиз Жан-Батист де Траверсе в семье морского офицера и аристократа в 1754 году на острове Мартиника —в колонии Франции. Следуя семейной традиции, он с 12 лет начал службу на кораблях французского флота гардемарином. Траверсе сделал блестящую карьеру, и его считали одним из лучших морских офицеров Франции, самым молодым капитаном первого ранга за всю историю Королевского флота Франции. За участие в войне за независимость Америки Траверсе был награждён королем Франции орденом Святого Людовика и высшим американским орденом штата Цинциннати.

    В 1789 году во Франции начались революционные события, что привело к развалу её военно-морских сил. Траверсе практически из-под ножа гильотины вместе с женой бежит в нейтральную Швейцарию, но вскоре принимает предложение императрицы Екатерины II перейти на службу в российский флот. Россия в те годы (1787−1791) вела шестую русско-турецкую кампанию и нуждалась в опытных военных и особенно в военно-морских кадрах.

    В 1791 г. Жан-Батист прибывает в Санкт-Петербург и сразу влюбляется в свою новую Родину, жадно учит русский язык, принимает православие с именем Иван Иванович и становится глубоко верующим православным христианином.

    Его высокие профессиональные знания, безупречная честность, порядочность, педантичность и преданность делу послужили быстрому продвижению по службе. При Екатерине II маркиз Иван Иванович де Траверсе командовал галерным флотом на Балтике; при Павле I в чине вице-адмирала сражался против англо-шведского флота, при Александре I в течение семи лет командовал Черноморским флотом. Здесь кипучая энергия маркиза проявилась в укреплении новых российских портов — Севастополя, Херсона, Николаева. Комендант Севастополя и первый комендант Николаева адмирал маркиз Иван Иванович де Траверсе построил современнейшие для того времени херсонские и николаевские верфи. Военным достижением Траверсе на Чёрном море является организация штурма находившейся под турками Анапы в апреле 1807 года, где в боевых действиях флота, по инициативе маркиза, был применён десант из нескольких полков егерей и казаков — прообраз будущих соединений морской пехоты.

    Так что тому факту, что Крым наш, мы обязаны в том числе и заслугам маркиза Ивана Ивановича де Травесе.

    Вслед за этими успехами в строительстве флота и в баталиях в море и на суше, имеющими весьма лестную прессу в Европе, маркизу поступило личное предложение от Наполеона Бонапарта вернуться во Францию и принять командование военно-морским флота Французской республики «…на любых ему угодных условиях». Траверсе ответил Наполеону весьма резкими словами, прозвучавшими как клятва:

    «…Россия ныне и до скончания моих дней любимое мною Отечество, она помогла мне в тяжёлое время, я навсегда сохраню ей благодарность и верность!»

    С 1809 года на протяжении 12 лет он возглавлял Военно-Морское министерство России — был морским министром Российской империи.

    В это время в России, в ожидании близкой войны с Наполеоном, все было подчинено реформированию и перевооружению армии, и финансирование флота практически было прекращено. Многие проблемы флота были связаны с нехваткой средств, но в первую очередь это было вызвано сугубо сухопутными войнами между Россией и Францией, а как считалось при дворе, тратить деньги на флот, имея в союзниках «Владычицу морей», было бессмысленно. Но благодаря, прежде всего, Морскому министру маркизу адмиралу Ивану Ивановичу де Траверсе, было предпринято все возможное, что бы обучение будущих офицеров русского императорского флота не прекращалось, но, напротив, обучение это вышло на новый, академический уровень, чему способствовало то, что адмирал Траверсе выдвинул на роль начальника Морского кадетского корпуса прославленного мореплавателя, ученого, педагога и героя Русско-шведской войны адмирала Ивана Федоровича Крузенштерна. Из-за отсутствия средств обучение гардемаринов на практике было организовано в восточной части Финского залива, мелководность которого сковывало маневр эскадр, и скучные рутинные учения в Финском заливе вызывали у подопечных И. Ф. Крузенштерна справедливое неудовольствие, в результате чего эта акватория Финского залива получила от гардемаринов ироничное название Маркизова лужа (в связи с титулом, который носил адмирал Иван Иванович де Траверсе). Многие проблемы флота были связаны с нехваткой средств. Несмотря на это, в то время удалось воспитать целую плеяду великих флотоводцев и мореплавателей, что воистину составили гордость России, таких как прославленные в будущем адмиралы Нахимов, Синявин, Корнилов.

    Триумфом деятельности маркиза на министерском посту стала организация российских морских экспедиций. В это время было совершено кругосветное плавание М. П. Лазарева (1813−1816), впервые проложившего путь из Кронштадта к берегам Русской Америки; кругосветная экспедиция О. Е. Коцебу с целью изучения арктических побережий Чукотки и Аляски, арктические морские и материковые исследования М. Н. Васильева, Ф. П. Врангеля, Г. С. Шишмарёва, П. Ф. Анжу.

    По инициативе адмирала И. Ф. Крузенштерна была организована очередная кругосветная экспедиция с основным заданием пройти как можно более на юг.

    В своем письме к морскому министру маркизу Ивану Ивановичу де Траверсе Крузенштерн писал:

    «…Сия экспедиция, кроме главной ея цели изведать страны Южнаго полюса, должна особенно иметь в предмете поверить все неверное в южной половине Великаго океана и пополнить все находящияся в оном недостатки, дабы она могла признана быть, так сказать, заключительным путешествием в сем море.

    Славу таковаго предприятия не должны мы допускать отнять другим у нас: она в продолжении краткаго времени достанется непременно в удел англичанам или французам. По сим-то причинам почитаю я сие предприятие одним из важнейших, кои когда-либо предназначаемы были, и должно возвеличить славное правление великаго нашего монарха и еще более. Путешествие единственно предпринять к обогащению познаний имеет конечно увенчаться признательностию и удивлением позднейшаго потомства, ибо в истории мало таких монархов, которые бы при военных своих знаниях, вознесших их на высочайшую ступень славы, оказали истинное чувствование и любовь к наукам…»

    Маркиз де Траверсе пробил финансирование этой экспедиции, результатом которой стало событие мирового значения — открытие антарктического материка экспедицией Ф. Ф. Беллинсгаузена и М. П. Лазарева (1819−1821). Группу неизвестных островов возле Антарктиды Беллинсгаузен назвал островами Траверсе. Император Александр I очень высоко ценил заслуги своего министра. После успешного завершения экспедиций Беллинсгаузена и Ивана Крузенштерна де Траверсе стал полным кавалером всех орденов Российской империи; за организацию Антарктической экспедиции он был награждён высшим орденом России — орденом Андрея Первозванного.

    Теперь пару слов об одном уникальном поместье, что находилось в пяти верстах от уездного города Луга Санкт-Петербургской губернии.

    Став в 1813 году владельцем поместья Романщина, Траверсе вначале редко бывал в имении, доверив вести дела управляющему. Но неожиданно в 1821 году в Романщине умирает его любимая жена Луиза Карловна, которая делила со своим мужем все тяготы и невзгоды их полной драматизма семейной жизни. Её похоронили здесь же, в Романщине у алтарной части храма Тихвинской иконы Богоматери. Потрясенный смертью любимой жены, адмирал серьезно заболел, впав в глубокую депрессию, после чего подал на высочайшее имя прошение о своей отставке, но император отказал морскому министру в его просьбе, повелев временный перевод в Романщину штаб-квартиры Адмиралтейств-коллегии с кабинетом морского министра.

    Её разместили в усадебном флигеле. И с апреля 1821 года более чем на целых восемь месяцев усадьба Романщина стала штаб-квартирой Военно-Морского министерства России, и руководство морским министерством Российской империи осуществлялось отсюда, из Романщины. Ежедневно из Романщины через фельд-курьеров поддерживалась связь с Петербургом.

    Именно здесь, в Романщине, морской министр получал отчёты И. Ф. Крузенштерна об устройстве Морского кадетского корпуса, Высшего военно-морского образования и академической морской науки в целом Здесь изучаются отчёты о ходе экспедиций Васильева и Шишмарёва, Литке, Врангеля и Анжу. Именно в этом имении И. И де Траверсе заслушал доклады Ф. Ф. Беллинсгаузена и М. Лазарева об успешном завершении их экспедиции, во время которой было совершено открытие «Колумбову равное» — открыт материк Антарктида.

    Об этом, первом в истории человечества плавании русских мореходов к южному материку адмирал Траверсе писал Александру I из Романщины:

    «…По всей справедливости оно должно быть поставлено в число знаменитых путешествий сего рода…»

    Государь-император выразил желание лично вручить ромащинскому затворнику высшую награду Российской империи — орден Святого Апостола Андрея Первозванного, после чего здесь, в Романшине, был подписан подготовленный маркизом высочайший указ, впервые определяющий границы Российской империи на Дальнем Востоке и в Русской Америке. По записям секретаря, государь-император Александр Павлович побывал у Траверсе в Романщине не менее десяти раз. Маркиз всегда встречал императора в Андреевской ленте, и когда приходилось принимать государя, Траверсе со своей дочерью, фрейлиной ея величества, переселялся во флигель, а сама мыза предоставлялась в личное распоряжение государя.

    В алтаре романщинской церкви долгое время находилась бронзовая доска с надписью: «Благочестивейший Государь Император Александр Павлович, всемилостивейше посетив морского министра маркиза де Траверсе в селе его Романщине, изволил быть в приходской церкви Тихвинской Богоматери, при совершении божественной литургии, сентября 25 дня 1821 года». В этот свой приезд государь поставил свою подпись рядом с подписью Траверсе под указом о разделе Курильских островов, в тех границах, что действуют и поныне.

    Отсроченную отставку де Траверсе Александр I принял лишь 25 ноября 1821 года, тогда же и штаб-квартира Адмиралтейств-коллегии с кабинетом морского министра вернулась в Санкт-Петербург.

    Достоверно известно о том, что, выехав из Санкт-Петербурга в конце августа 1825 года в свою, как оказалось, последнюю поездку в Таганрог, Александр I заехал в Романщину. Здесь, в Романщине, император провёл свою последнюю ночь в Санкт-Петербургской губернии по пути в Таганрог. После этого визита Траверсе до последних дней своей жизни оставил в неприкосновенности интерьер комнаты, где останавливался покойный император, а портрет Александра I висел на самом почётном месте усадебного дома. В маленькой романщинской Тихвинской церкви каждый день по государю-императору Александру Павловичу ещё долго служили заупокойные службы.

    Постепенно маркиз отошёл от государственных дел, но вёл активную переписку с морским ведомством, выписывал из Петербурга книги, вёл дневник наблюдения за погодой нашего края, делая ежедневные записи температуры воздуха утром и вечером, отмечая направление и скорость ветра, измерял давление и количество осадков, отсылая эти наблюдения в Морской кадетский корпус. Он безвыездно жил в своем имении и здесь же 19 мая 1831 года отошел ко Господу, найдя вечное упокоение рядом с могилой своей любимой жены.

    Могила с надписью на чугунном кресте: «Адмирал, маркиз Иван Иванович де Траверсе» избежала разграбления и осквернения в годы лихолетья, и по-прежнему прах адмирала, морского министра Российской империи, француза по происхождению, но истинно русского по духу православного человека находится на маленьком кладбище вблизи алтарной стены церкви Тихвинской иконы Божией матери села Романщина.

    Как уже было сказано выше, Всемирный клуб петербуржцев, призвал назвать новую морскую набережную Санкт-Петербурга на намывных территориях именем морского министра Российской империи адмирала маркиза Ивана Ивановича де Траверсе, но в ответ на свое обращение получил более чем странный ответ:

    «…Бюро Топонимической комиссии Санкт-Петербурга на заседании 19.05.2020 рассмотрело Ваше обращение № З7 от 27.0З.2020 по поводу присвоения новой набережной Финского залива на намывных территориях Васильевского острова имени адмирала маркиза И. И. де Траверсе.

    Бюро полагает присвоение такого наименования нецелесообразным, ввиду неудобства повседневного употребления наименования доминантного топонимического объекта, каковым будет являться новая набережная…»

    Дорогие коллеги, мы никак не можем согласиться с этой, мягко скажем, удивительной формулировкой!!! Ну неужели слова набережная адмирала Траверсе для слуха петербуржцев и гостей города будет звучать более «неудобно», чем улицы Бонч-Бруевича, Кржижановского, Розенштейна, Клары Цеткин и Розы Люксембург, проспекты Мориса Тореза и Крузенштерна, площадь Беллинсгаузена, ну или, ни к ночи будь помянута, улица Белы Куна, те имена, что уже давно мы можем видеть на картах Санкт-Петербурга.

    Я полагаю, что инициатива Всемирного клуба петербуржцев назвать новую морскую набережную Санкт-Петербурга, выходящую на Маркизову лужу, именем великого русского православного адмирала и морского министра Российской империи маркиза Ивана Ивановича де Траверсе достойна найти поддержку в кругах морского сообщества России, журналистов, историков, в рядах каждого русского патриота и гражданина, кому не безразлична история Русского военно-морского флота, история великих русских мореплавателей, история государства Российского.

    .

    . .

    Источник