Почему США не пошли войной на Турцию? - Dikobraz NEWS

Почему США не пошли войной на Турцию?

Почему США не пошли войной на Турцию?

Привычный нам мир окончательно приказал долго жить. Государственная политика больше не является синонимом взвешенности оценок и выверенности формулировок. Даже долгие союзнические отношения утратили сколько-нибудь существенный вес.

Президент США убил западную концепцию автоматического превосходства права силы хороших над всеми прочими плохими, а американский госсекретарь прямо сказал, что неприкасаемых и незаменимых для Америки во внешнем мире нет. Даже среди союзников. Последнее особенно важно, так как заставляет очень многих задуматься о своем будущем как персонально, так и стран.

В интервью каналу CNBC Майк Помпео заявил о готовности Соединенных Штатов применить, при необходимости, силовой сценарий против Анкары. Хотя текст и был многократно завернут во множество оговорок о предпочтении решить дело миром, то есть дипломатическими способами, многократное жирное подчеркивание готовности Вашингтона перейти к прямой горячей войне (!) с союзником по НАТО произвело эффект разорвавшейся бомбы.

В течение суток репортаж не только заметили и откомментировали буквально все значимые люди планеты, но, пожалуй, впервые в истории, ведущий американский медийный гигант испугался реакции и текст со своего сайта тихо снял. И это особенно важный момент произошедшего.

Проблем тут ровно три. Первая из них заключается в кажущейся абсолютной глупости самого высказывания лица, занимающего третье место в иерархии исполнительной власти страны. Дело в том, что по состоянию на 22 октября никакой надобности угрожать Турции для США не существовало (кроме предстоящей встречи Эрдогана и Путина в Сочи).

Состоявшаяся за пять дней до этого встреча Помпео и Пенса с Эрдоганом прошла успешно. Турки приняли американский ультиматум и наступление в Сирии приостановили. Более того, “сделку Пенса-Эрдогана” сейчас отказываются соблюдать как раз некоторые курдские группировки, ответственность за которые несет Вашингтон, а никак не Анкара. К тому же Дональд Трамп уже успел выразить удовлетворение по поводу того, что Реджеп Эрдоган “сделал правильный выбор”.

Стало быть, у Вашингтона формально не существовало никаких оснований угрожать открытием боевых действий против Турции. Отсюда напрашивается вывод о более чем серьезных внутренних проблемах во внешнеполитическом ведомстве США и отсутствии так внятной глобальной государственной стратегии. Соответственно, действия его даже высших чиновников начинают носить эмоциональный и чисто импульсивный характер.

Уже одно это чрезвычайно плохо, так как свидетельствует о доминировании сиюминутных целей над любыми долгосрочными стратегическими соображениями. Но еще хуже другое. Импульсивные поступки в острых нештатных ситуациях обычно сразу обнажают истинный состав базовых императивов, который чаще всего кардинально отличается от декларируемых официально.

В данном случае речь идет о проблеме номер два. Госсекретарь США прямо подтвердил многочисленные возникшие опасения союзников о возможной критичной ненадежности Америки как стратегического союзника после истории с предательством курдов.

Смысл тут не в разговорах про некую абстрактную международную дружбу между странами коллективного Запада. Белый дом только что полностью обесценил само понятие союзничества как такового и выставил себя партнером, чье поведение критично утратило предсказуемость. А именно она всегда является основой геополитической дружбы.

После заявления Помпео теперь абсолютно любая страна должна понимать, что может оказаться объектом прямого военного вторжения со стороны американской армии без всякого видимого внятного к тому повода. Просто потому что потому.  Тем самым США превратились в подобие неразорвавшегося снаряда, способного в любой момент разнести все и вся в хлам совершенно внезапно и без заметной причины. Никакие былые или будущие заслуг в счет больше не идут.

И если даже старые союзники США заволновались на этот счет, то о чем думают тот же Зеленский или Лукашенко, по лимитрофно назойливо добиваясь расположения Вашингтона?

Но значительнее всего оказывается третья проблема. Даже президент Турции Реджеп Эрдоган понял, что мотивы и причины неожиданных слов Помпео носят исключительно внутренний американский политический характер.

Соединенные Штаты на Ближнем Востоке кардинально просчитались. Как и почему так вышло – тема отдельная. Сейчас важен итоговый результат, а он однозначно негативен. Даже выставив якобы ультиматум турецкому султану ради исполнения союзнических обязательств перед бок о бок с ними против исламистских радикалов, воевавшими с курдами, США фактически принесли Анкаре свою полную капитуляцию.

Вы хотите взять тридцать километров ширины полосу курдских земель и вертеть ею по собственному усмотрению? Да бога ради! Только давайте постараемся обойтись при этом без большой крови. Вы попридержите бросок ваших танков на пять суток, а мы сами подгоним пинками курдов, чтобы они безропотно успели сбежать за 31-й километр и не путались у вас под гусеницами. Было бы крайне странным, если бы Эрдоган в данном случае не уступил бы “решительному давлению” Трампа.

Почему Америка поступила именно так – абсолютно понятно. Переломить динамику развития событий на Ближнем Востоке могло только полномасштабное военное вторжение США в Сирию, но для него у Пентагона внезапно не оказалось достаточного количества собственной пехоты.

Попытка массированного ракетного удара убедительно показала, что абсолютно подавляющего превосходства в ударной мощи “длинной руки” у Вашингтона больше нет. Следовательно, и парой пехотных бригад на земле не обойтись. Нужна полевая армия, взять которую неоткуда. Во всех смыслах. Давать своих солдат союзники желанием не горят.

Курды идти на западный берег Евфрата не желают, да и не могут физически. Да и дома засевшие в государственных и парламентских структурах демократы начать еще одну большую войну, тем более с риском вооруженного конфликта еще и с Ираном и Россией, своему президенту не позволят ни при каких обстоятельствах.

Отсюда возникла классическая стратегия: не можешь пресечь, возглавь. Чтобы не решать в панике под разрывами снарядов турецкой гаубичной артиллерии – отвечать или нет на нее огнем всех сил и средств армии США, или, наоборот, еще быстрее улепетывать в Ирак, и пусть курды разбираются сами, – Белый дом выбрал наименее худший вариант из всех доступных.

Может показаться, что он кинул одних союзников ради других, более важных. Кто такие курды и кто – турки, являющиеся буквально сооснователями НАТО, главной военной силой на южном фланге Альянса и ключевым плацдармом военной инфраструктуры США в регионе Ближнего Востока. К тому же на турецкой авиабазе еще и полсотни американских ядерных бомб в заначке лежит. Какие, к черту, тут вообще могут быть курды!

Но в действительности дело сложнее. Объявив эвакуацию американского гарнизона из Сирии, Вашингтон предал не только курдов, точно также он бросил, при этом, не предупредив (!), в сирийском поле союзные части французов и британцев, тоже партнеров по НАТО. А главное, Белый дом потерял лицо в политической борьбе внутренних сил в США, крайне тенденциозно оценивающих любые действия Дональда Трампа перманентно в самых негативных красках.

Именно чтобы показать своим, что он “не слил”, американский президент и оказался вынужден пытаться выдавать капитуляцию за решительный ультиматум. Это примерно как с автомобилем. Сначала он разгоняется исключительно по воле водителя, но потом, взяв сотню, уже водитель, если хочет жить, вынужден подстраивать под него собственные действия.

В результате, одна вынужденность начала тянуть за собой другую. Сдача курдов привела к клинчу с Эрдоганом. Это, в свою очередь, теперь вынуждает доказывать собственным политическим противникам в Америке, достаточность запасов “пороха в ягодицах” и наличие должной степени превосходства в политической безбашенности. Мол, ради “сделаем Америку великой снова” Трамп готов переехать буквально любого, включая былых и нынешних союзников. Если понадобится – даже танками. 

И вот это как раз является главным смыслом произошедшего. Американский истеблишмент публично показал свое внутреннее согласие выбросить в мусорку все международные системы и механизмы, сложившиеся после 1945 года. Все, послевоенная эпоха окончательно закончилась. Мир вступил в полосу полной неопределенности, которая продлится до момента формирования чего-то нового, способного эффективно заменить собой развалившееся.

Потому что природа не терпит пустоты. Кто-то как-то все равно должен будет разрешать возникающие международные конфликты во взглядах, подходах и желаниях. Можно ли иначе? Можно, только выглядеть все будет как в Ливии или Сомали. Нравится?

Но оказалась у этой медали и обратная сторона. При всей громкости высказываний о наличии у Трампа безграничной решимости намотать на кулак чьи угодно фаберже, фактические возможности реализовать такое на практике многократно уступают желаемому.

За истекшие три года Америка облажалась буквально везде, где только пробовала решительно поиграть мускулами. Даже с Исламским государством (организация, запрещенная в РФ) дело пошло на лад только после вмешательства в процесс ВКС и ССО России. До того американские бомбежки оказывались неспособны даже просто остановить расширение подконтрольной территории черных бармалеев.

Окончательно провален Афганистан. Громким пшиком закончилась попытка военного переворота в Турции. Украина вообще превратилась в трясину, вызывающую ужас у множества американских политиков и бизнесменов. И все это дело постоянно сопровождалось заверениями в готовности Америки решительно бахнуть, да так, что всех плохишей сдует разом. Вот-вот. Буквально через неделю, через день, через пару часов, как только чернила на указе высохнут, как только президентскую печать принесут из канцелярии.

И все никак. Потому что нечем. Не в смысле самих ракет или танков, эти еще имеются, а в части психологического согласия нации лично подниматься в атаку на пулеметы, а также стойко переносить все с этим связанные тяготы и лишения. Своя шкура дороже. И если ради этого надо кого-нибудь кинуть, то всем там решительно наплевать, кого именно.

Так что высказывания Помпео можно считать грозным граффити на заборе, на котором много что написано, но мало что хоть сколько-нибудь соответствует действительности. Никакого военного столкновения турецких и американских войск не будет.

То, как быстро канал убрал текст выступления госсекретаря, а пресс-служба Госдепа заявила, что босса просто неверно поняли и еще более ошибочно с английского перевели, убедительнее всего показывает, сколь сильно сам американский истеблишмент боится, что за «базар» вдруг может оказаться необходимым ответить буквально.

Впрочем, это и хорошо и плохо одновременно. Хорошо – потому что не только американская гегемония всё, но фактически сломался становой хребет всей конструкции западного мира. Его, как эффективной общности, больше нет. С этого момента там теперь каждый сам за себя и как кому повезет.

Но это же и плохо, так как никогда ранее в истории преодоление полосы периода неопределенности не обходилось без прямых военных действий. Больших или маленьких – дело десятое. Главное, что не обходилось.

Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Источник