Заблокированный суд - Dikobraz NEWS

Заблокированный суд

Заблокированный суд

Сторонники премьер-министра Никола Пашиняна утром 20 мая начали блокировать входы в здания судов страны. После того, как ереванский суд общей юрисдикции вынес решение об изменении меры пресечения бывшему президенту Армении Роберту Кочаряну, обвиняемому в свержении конституционного строя, и освободил его из-под стражи, Пашинян в соцсетях призвал жителей страны выйти с утра 20 мая к зданиям всех судов в Армении.

Выступая в прямом эфире в своем Facebook вскоре после полудня, Никол Пашинян призвал своих сторонников разблокировать суды. «Я благодарю всех за то, что откликнулись на мой призыв и блокировали здания судов. Это значит, что оздоровлению судебной системы нет альтернативы. Я также прошу прощения у тех граждан, которые не смогли закончить свои дела в судах. Теперь я всех призываю разблокировать здания судов», – заявил он.

Выступая на совещании в правительстве, Пашинян в понедельник заявил, что для оздоровления судебной системы понадобятся хирургические методы, поскольку она не отражает волю народа. Он также призвал «тщательно проверить всех судей – какой у них капитал, какие у них политические и личные связи с коррупционными представителями прежней власти». Кроме того, по его словам, все судьи, по вердиктам которых ЕСПЧ «вынес решения против Армении, должны быть освобождены от занимаемых должностей».

Своим мнением о проходящих в Армении процессах с «Полит.ру» поделился председатель правления Аналитического центра глобализации и регионального сотрудничества Степан Гургенович Григорян.

Степан Григорян

Изменения в Армении начались в прошлом году, их обычно называют «бархатной революцией». Первым делом они затронули парламент и исполнительную власть, в результате массовых митингов, протестов и акций в прошлом году народ в конце концов добился того, чтобы Никол Пашинян стал премьер-министром. В декабре прошлого года прошли внеочередные выборы в парламент. Партия Пашиняна набрала две трети голосов, это квалифицированное большинство. Казалось бы, процесс, который можно назвать «революцией», а можно назвать «сменой власти», завершен. Я скорее склонен считать этот процесс революцией, потому что началась борьба с коррупцией, под судебными процессами находятся многие чиновники, включая бывшего президента, но на этот счет могут быть разные точки зрения. Но очевидно, что на этом фоне судебные органы, к сожалению, не были реформированы. И совершенно четко было видно, что они на этом фоне мешают общему процессу.

Те протестные акции, которые проходили в Армении в связи с недовольством действующей властью, разрешились новым правительством и новым парламентом. Но понятно, что при старой судебной системе, когда судебные органы не независимы и не способны работать независимо, очень сложно продолжать изменения. Видимо, судебные органы в сильной степени зависят от бывших властей. Судебные процессы над бывшими руководителями имели очень странное развитие, даже, как вы знаете, пару дней назад суд выпустил Роберта Кочаряна, судебный процесс продолжается, но мера пресечения изменена. Это, конечно, вызывает очень серьезное недовольство общества. Да и в целом общество не слишком хорошо относится к судебной системе, у нас проводились исследования, доверяющих судебной власти у нас ровно один процент.

Заблокированный суд

Роберт Кочарян / YouTube.com

Понятно, что это должно было реформироваться. Но сделать это конституционными методами очень сложно, Конституция написана, прямо скажем, далеко не идеально. Поэтому, думаю, Никол Пашинян пошел на такой более резкий шаг, как блокирование судов. Сейчас он, правда, объявил, что надо разблокировать суды. Потому что блокировка судов привела к тому, что судьи стали хоть как-то прислушиваться к обществу. Никол Пашинян сейчас предлагает всем судьям писать заявление об уходе в отставку, чтобы сделать реформу таким образом. Конституция запрещает исполнительной и законодательной власти вмешиваться в деятельность судов. Поэтому он прибег к народной помощи, чтобы народ как носитель высшей власти заблокировал суды и обострил эту тему, чтобы потом можно было сделать реформу.

В системе назначения судей есть сложные конституционные процедуры, если они не пойдут в отставку добровольно, убрать их, по нынешней Конституции, невозможно. Поэтому Пашинян хочет, чтобы под народным давлением они написали заявления о добровольном уходе в отставку. Как я понимаю, этот процесс сейчас будет идти. И когда он пройдет, он хочет начать реформировать судебную систему. Конечно, здесь есть много моментов, которые можно критиковать. Можно говорить о давлении на суд, в этих акциях протеста участвуют и депутаты, и члены правительства, то есть это прямое вмешательство двух других ветвей власти в действия суда. Но, с другой стороны, а как их реформировать? Поэтому здесь мы находимся перед сложным выбором: если идешь законным способом, судьи не изменяются и, прямо скажу, принимают просто безобразные решения, с другой стороны, если начинаешь давление на судебную власть, это может рассматриваться как серьезное нарушение демократического процесса.

Я думаю, что эти шаги надо было делать в октябре-ноябре прошлого года. Этот вопрос надо было решить. Понятно, что в этом процессе были бы минусы, но этот вопрос был бы решен, и страна бы дальше развивалась, в соответствии с новыми правилами игры. А сейчас идет попытка разрешить этот вопрос в рамках старой конституционной системы, а она не дает выхода из положения. Сейчас, в более свободных условиях, эта Конституция не срабатывает.

Заблокированный суд

Парламент Республики Армения

В ближайшее время предполагаются слушания в парламенте, я знаю об этом, потому что меня туда тоже пригласили. Есть разные варианты, в том числе связанные с выборностью судей. Есть и другие варианты. Но какого-то предварительного проекта, как говорят, драфта, правительство пока не предоставило. Никола Пашинян сказал, что сейчас будут обсуждения в парламенте, надо полагать, его партия выдвинет какой-то вариант.

Будет решаться вопрос о том, какая вообще у нас будет судебная система. У нас пятиступенчатая судебная система, для такой маленькой страны это анекдот. Чтобы дойти до ЕСПЧ, надо пройти пять инстанций. В Германии, крупном федеративном государстве, четырехступенчатая система. А в нашем маленьком унитарном государстве с двумя с половиной миллионами жителей пятиступенчатая судебная система. То, что она неэффективная и коррумпированная, не такой уж большой секрет, но она еще и неудобная.

Ясно, что это надо менять, и Никол Пашинян сказал, что проект о реформе судебной системы будет внесен. Говорилось и о механизмах обеспечения ее независимости. Так как у партии Пашиняна квалифицированное большинство, что они решат, то и пройдет. Но Никол Пашинян не исключил и варианта референдума для проведения конституционной реформы. Есть части Конституции, которые можно изменить квалифицированным большинством в парламенте, но есть и такие части, для изменения которых необходим референдум. И Пашинян в своем выступлении не исключил ни один из вариантов, если понадобится, могут быть проведены такие изменения, которые потребуют изменения Конституции в результате референдума.

Пока никаких зацепок, какой вариант они хотят, какой вариант считают хорошим, а какой плохим, нет. Я вижу, как работает новое правительство, и эту работу можно назвать «реактивной» или «рефлекторной». Представьте, что вас в руку укололи иголкой. Рука автоматически отдергивается. Вот у них такая политика. Она не предполагает каких-то предварительных вещей, укололи тело – идет реакция. Когда отступать уже невозможно, только тогда они реагируют.

Я считаю, что это надо было делать раньше. Да, люди и сейчас активно поддержали Никола Пашиняна. Но достаточно большое число людей, в том числе и его сторонников, уже не уверены в правильности подобных действий. А это означает, что момент потерян. Если бы то же самое делалось бы даже не в апреле-мае, когда была революция, а, допустим, в августе-сентябре-октябре прошлого года, я уверен, что даже дискуссии бы не было, все бы аплодировали. В революционный период изменения надо делать быстро. А сейчас он проведет то, что он хочет, но я уже вижу достаточно большой процент людей, достаточно большой процент экспертов, которые высказывают свое недовольство. И я сейчас говорю не о бывшей власти, их мнение меня мало интересует. Но сейчас многие объективные люди, которые боролись в революцию, поддерживали Пашиняна, уже говорят, что в этом есть опасность узурпации власти одним человеком, что судебную систему тоже хотят сделать под себя.

Заблокированный суд

Никол Пашинян на митинге в Армении 26.04.2018 / commons.wikimedia.org

17 августа 2018 был большой митинг, собранный Николом Пашиняном, против определенных «антиреволюционных» решений старого парламента. И на митинге Пашинян впервые сказал о возможности «переходной юстиции». Был большой шум, обсуждение, что это такое. Но, я так понимаю, за это время фактически ничего сделано не было. Иначе сегодня он уже мог бы сказать: «Вот у нас есть такой вариант, давайте проголосуем». А сегодня он собрал в правительстве различных экспертов, не только депутатов и членов правительства, но и представителей судебной власти и, например, правозащитников. Его выступление транслировалось в прямом эфире, и первое, что он сказал, что он будет призывать всех судей уйти в добровольную отставку. Там было несколько пунктов, но этот был ключевым, решать проблему он планирует таким образом. В парламент будет внесен некоторый проект, но никаких деталей проекта Пашинян не сообщил. Я так понимаю, это пока находится в такой предварительной стадии. И эта «рефлекторная» реакция – главная критика с моей стороны. У многих же главная критика состоит в том, что это угроза независимости судебной власти. Я так не считаю, это никакая не судебная власть была, это была контора, которую надо реформировать. Как говорится, это была судебная система, а не судебная власть.

Роберт Кочарян, мягко говоря, непопулярная личность в Армении. Над ним идет судебный процесс, и весь спор заключается в том, держать ли его под арестом или дать ему свободу на время судебного процесса. Для общества это очень принципиальный вопрос. Для меня как для эксперта это не выглядит таким принципиальным, ну пусть будет на свободе во время процесса, как он сможет на него повлиять? Навряд ли он будет убегать. Но в обществе это было очень болезненно воспринято, его правление ознаменовалось достаточно большой жестокостью по отношению к оппозиции, к политическим оппонентам. Я понимаю, что суды должны независимо принимать решения, но игнорировать мнение практически ста процентов жителей страны, невозможно. Ясно, что такое решение вызвало громадное недовольство, и поэтому Никол Пашинян провел эти акции.

Адвокаты Роберта Кочаряна жалуются, что не соблюдалась состязательность процесса. Но этот аргумент может быть развернут и в другую сторону, в суд приходили нынешний и бывший президенты Нагорного Карабаха. Вы знаете, что они имеют большое влияние в Армении, поэтому это можно считать очевидным давлением на судью. Вообще же я бы сформулировал это так, у нас судебная система настолько несовершенна, что даже если им дали задание соблюдать все нормы состязательного судебного процесса, они это просто не умеют.

Сам судебный процесс вызывает вопросы еще по одной причине. К сожалению, Роберта Кочаряна судят не за то, что он имеет огромную собственность непонятного происхождения. Его судят за события марта 2008 года, обвиняют в свержении конституционного строя. А такой процесс, даже если он вполне справедлив, все равно выглядит политическим. Я согласен, что он жесточайше разогнал людей, очевидно, что его вина в этом есть. Но это все равно воспринимается многими, особенно сторонними наблюдателями, как очевидно политический процесс.

Если бы упор шел на экономическую часть, конечно, он мог бы защищаться, не все записано на его имя. Но в общем понятно, что когда он пришел из Карабаха, у него и у его родных не было никакой собственности. А сейчас появилась огромная собственность. Как вы знаете, преступление не в том, что человек богатый, а в том, что он приобрел богатство на должности и не может объяснить, как. Если бы обвинения первым делом шли в этом направлении, вопросов возникало бы меньше.

Каждый человек имеет право на защиту, и то, что Роберта Кочаряна защищают, вполне нормально. Но почему следственные органы, то есть, грубо говоря, команда Никола Пашиняна, потому что у нас, как вы знаете, следственные органы напрямую подчиняются премьеру, выбрали политическую, а не экономическую сторону обвинения, большой вопрос, который можно долго обсуждать. Я не уверен, что это разумно. Когда выдвигаются политические обвинения, всегда можно разыграть карту политических преследований. Что вполне успешно и делают адвокаты Кочаряна. И никто не имеет права отнять у них право его защищать. Но после того, как в суд поддерживать Роберта Кочаряна пришли бывший и нынешний президенты Нагорно-Карабахской республики, было очевидно, что эти суды стали в какой-то степени необъективными. И решение его отпустить было принято под очевидным давлением. Поэтому Никол Пашинян и пошел на такие резкие шаги.

 

Источник