Италия: детский сад и школа. Английский в 3 года и работа в 14 лет - Dikobraz NEWS

Италия: детский сад и школа. Английский в 3 года и работа в 14 лет

Италия: детский сад и школа. Английский в 3 года и работа в 14 лет
Чем здешний уход за младенцем отличается от российского

Испытание родней

В России новорожденного первый месяц никому не показывают. Говорят, что сглаза боятся. Но за этим стоят, скорее всего, соображения здравого смысла. В Италии в сглазы не верят и не знают ничего о порчах. А здравый смысл тоже не самое сильное свойство итальянцев. Одно из самых серьезных испытаний маме после родов устраивают родные. Чего я лично никак не ожидала!

Родственники всех уровней откуда ни возьмись начинают идти табунами уже в госпиталь в первый же день. С красиво упакованными коробками печений, конфет, одежек для малыша и цветами. Двери палат для посещения открыты два раза в день. Так вот, за год жизни в Италии я большую часть этих людей ни разу не видела. Помимо родственников в очередь выстраиваются друзья, знакомые, соседи. И все с тобой знакомятся, представляются. Джованни, Умберты, Лоренци, Фабии, Марии и Моники сливаются в один калейдоскоп вежливых лиц.

После прибытия домой они приходят навестить малыша и маму. И всех надо встретить согласно традициям итальянского гостеприимства – предложить выпить «Фанты», конфетами полакомиться и пятнадцать минут по регламенту обменяться любезностями. Ответить на вопросы и… не сорваться. У тебя на руках недельный малыш и куча дел. А все как один гости начинают давать советы. Причем в самой директивной форме и, как на подбор, самые садистские!

– Не приучай к рукам! – без конца стала твердить свекровь Фуфи. – Он должен сразу привыкать к колыбели, иначе намучаешься. Поел, сразу клади в кроватку! Нельзя спать с ним! Не надо нянчиться! Ну и что, если плачет? Пусть лежит и плачет…

– Кормить надо по режиму, раз в три часа! – лезет соседка, выкормившая своих детей смесью, чтобы не портить грудь. – Даже если просит, пусть терпит!

– Что-то я не видел, что дети так подолгу едят! – вставляет пять копеек юный внучатый кузен, который вообще никогда кормящих матерей не видел.

– Надо кутать потеплее! – беспокоится синьора на улице, увидев, что малыш в 30 градусов жары в одном подгузнике и маечке.

– Мне кажется, ты неправильно держишь ребенка! – морщится двоюродная бездетная тетя. – По-моему, детей по-другому надо держать.

Из самых лучших побуждений все вокруг давали свои ЦУ, даже те, кто новорожденных видел лишь по телевизору в рекламе подгузников.

Держать оборону, не будучи итальянкой, было легче. Всегда можно прикинуться, что не понимаешь языка. Это, по сути, был единственный выход.

А ведь кроме акушера-консультанта из ASL (городская санитарная служба), к которой мы с другими мамочками ходили раз в неделю, она отвечает на все вопросы от грудного вскармливания до всех нюансов ухода за малышом, есть еще Интернет, специальные книжки и собственная голова на плечах. Но советчикам на это плевать.

– А у Франчески двое детей! И она говорит… – продолжает какая-нибудь синьора, и остается только улыбаться, качать головой, как японский болванчик, чтоб не ввязываться в дискурсы, и ждать, когда она поскорее откланяется.

Лишь бы костюмчик сидел

Российские ответственные мамочки поголовно озабочены ранним развитием своих деток. И даже те, кто не читает самые последние и новомодные пособия по воспитанию, тем не менее больше всего думают о пользе для малыша – его здоровье, интеллекте и талантах. Многим малышам мамы обязательно устраивают сеансы массажа, закаливания, пальчиковые игры для развития мелкой моторики и так далее. Кардинальное отличие итальянского ухода за младенцами от российского в том, что они об этом не парятся совершенно. Моя знакомая в Италии пыталась найти массажиста для своей крошки. Максимум, что она нашла, это преподавателя для продвинутых мам по обучению особо нежному материнскому поглаживанию за 200 евро в час. В России существует масса поговорок и развивающих игр с детьми в форме устоявшегося фольклора. Поэтому, наверное, мы такая умная нация в среднем. У итальянцев дети растут сами по себе, аналогов сороки-белобоки у них нет, максимум играют в ладушки. (У нас одно время была популярна книга Джанни Родари «Грамматика фантазии. Введение в искусство придумывания историй» – увлекательное пособие для родителей, в котором он пытался научить взрослых играть с детьми. Не знаю, насколько она известна в самой Италии.) При этом магазины игрушек забиты самыми разными играми, и среди них попадаются развива-ющие. Книжки для малышей тоже очень красивые, красочные, картинки подробные и с юмором. В то время как российские, может быть, и менее красочные и подробные, зато там есть что малышу почитать. Итальянцы детей развлекают и наряжают. Моему сыну постоянно дарят наимоднейшие штаны, футболки, курточки и ботинки. У него нарядов больше, чем у меня. А вот, например, мои российские друзья первым делом прислали развивающие интеллект игрушки и книжки с последними самыми эффективными методиками и упражнениями для малышей до года. В Италии таких даже нету. Итальянские мамы не читают так много литературы. Здесь привыкли спрашивать у соседей и родных. Если все серьезно, идут к специалисту. Самим искать информацию совершенно не принято. И когда я узнавала ответы на какие-то вопросы в Интернете, на меня смотрели как на сумасшедшую. Потом мои ответы совпадали с тем, что советовала педиатр, и у моих итальянцев случался когнитивный диссонанс, их систему клинило. «Откуда ты узнала?»

Красота и порядок – это две основные ценности. И даже грудной ползающий ребенок должен соответствовать. К примеру, будничный день, приходят к нам в гости две пожилые синьоры, с жемчугами в ушах и укладкой. Ребенку 11 месяцев, он разбросал игрушки и играет с ними, ползая от одной к другой. Одна из них встает и начинает ходить по квартире и собирать их в ящик, выговаривая ребенку, что он все разбросал. Что забавно, синьора складывает, а пока она идет за следующей игрушкой, малыш вытащил уже следующие две и хохочет.

– Отличная игра! – шучу я над ней. – Приходите к нам, бабуся, почаще.

А бабуся злится и выговаривает ребенку, что надо соблюдать порядок.

Малышей не учат с самого раннего возраста различать цвета, формы, животных и так далее. Как пойдет, все на откуп природе. Главный навык, который стремятся привить сразу ребенку, – на Севере, надо заметить, больше распространено – хорошо себя вести. Они с самого младенчества приучают к словам «нет» и «надо» и создают ограничения. Итальянцы не понимают, что годовалый ребенок «нельзя» не понимает. И они не в курсе, что с точки зрения психологии это даже вредно, а границы, по последним данным, следует устанавливать к трем годам. Что ребенка надо отвлекать, а не дрессировать, как собаку. Но их новомодные педагогические теории не интересуют. Как делали их родители, так будут делать и они. Мне думается, что скрытый невротизм рядовых итальянцев и невидимые ограничения, которые они сами себе создают, рождаются как раз в этот момент. Зато итальянского двух– и трехлетку без опаски можно принимать у себя в доме, не переживая за вазу эпохи Мин. Детки у них послушные и воспитанные, любо-дорого посмотреть.

Помимо этого с грудничкового возраста воспитывается вкус к хорошей одежде, потребность всегда выглядеть красиво. А вместо игрушек – развивалок интеллекта, как в России, итальянцы больше придают значение навыкам жизни в обществе. С полугода начинают учить ребенка слать воздушные поцелуи, ласкать ручкой, обниматься и так далее.

Привычку к интенсивному общению тоже начинают развивать очень рано. Уже двухнедельных малышей таскают наряженными по супермаркетам, с ними гуляют по паркам и озерам, ходят в гости, и везде с малышами общаются. Незнакомые люди немедленно улыбаются, начинают вести диалоги с ребенком, живо реагируют на любую его реакцию, вызывают смех и смеются в ответ. В детях такое поведение всех взрослых вокруг воспитывает те самые качества – открытость и аллегрию (веселость), – что так подкупают в итальянцах. Этого нам в России точно не хватает. Когда моя подруга Нелли, которая живет в нашем городке, со своей двухлетней девочкой Софией приехала в Санкт-Петербург, то увидела, как ребенок сначала был растерян. Она же привыкла со всеми общаться, видеть постоянно улыбки, слышать комплименты. Но люди шли навстречу, стояли рядом, сидели и проходили мимо с каменными лицами, будто не замечали ее.

– Россия – это какая-то ходячая депрессия! – срезюмировала Нелли.

Впрочем, я считаю, что наши страны прекрасно дополняют друг друга. Лишь об одном сожалею, что перед тем, как уехать рожать в Италию, не купила слинг в России. Я-то думала, что этого добра в Италии навалом. А у них даже названия для него нет, не знала, как перевести, когда искала уже после родов в местных аптеках.

Где сидит итальянский доктор Айболит

Сразу после выписки из родильного отделения ребенок приписывается к определенному педиатру. Он, как и семейный доктор общего профиля, принимает у себя в кабинете, и есть расписание обязательных визитов. Уже в роддоме выдается очень удобно сделанный медицинский дневник ребенка. Это все бесплатно, входит в систему государственного страхования и оплачивается из налогов. Педиатр, если надо, дает направления на обследование или анализы, которые делают в отделении педиатрии ближайшего госпиталя, выписывает рецепты и помогает советами. Первый визит с малышом, когда ему неделя от роду, затем надо ходить сначала каждую неделю, потом каждый месяц, потом раз в три месяца, и постепенно время между визитами увеличивается, после 15 месяцев следующий аж в 2 года. Если же что-то случится, болезнь или беспокойство, то можно прийти без записи к педиатру. В тяжелых случаях детей сразу везут в пронто соккорсо.

Наш первый педиатр нам очень не понравился. Это была очень полная невежливая женщина, с ужасно грубой, такой же полной и злой ассистенткой, к тому же их кабинет был довольно далеко от нашего дома и располагался на втором этаже, подниматься следовало по наружной лестнице. Поднять по ней коляску не представлялось возможным, и оставлять ее предполагалось снаружи на улице, где интенсивное движение и риск остаться без коляски вообще. После очередной грубости я пошла в санитарную службу ASL и попросила сменить нам педиатра. И нам предложили ближайшего к нашему дому педиатра синьору Мерлини, которая принимала в кабинете, рядом со своим мужем-доктором. Его очень хорошо знают в городе, очень уважаемая семья врачей, так что мы согласились сразу. Это оказалась самая ласковая и вежливая докторесса на свете. Кабинет располагался в чудесном садике с цветами и липами, а в приемной куча детских игрушек. Так что пока мы ждали приема, то всегда было чем заняться.

Прививки начинают делать с двухмесячного возраста и тоже по графику. Приглашение на следующую прививку приходит по почте, а на некоторые надо записываться самим. Их делают в санитарной службе ASL и отмечают в выданной ранее книжке прививок. Прививки делают бесплатно.

А еще при санитарной службе есть комната «мама и малыш», где также бесплатные педиатр и акушер принимают мамочек с новорожденными раз в неделю в определенный день, помогают наладить лактацию, дают советы по всем проблемам вроде газиков, взвешивают детей. Акушерка может и позвонить, поинтересоваться, как у вас дела с кормлением, и дать совет, что надо делать. Так что по идее после выписки из родильного отделения мама с ребенком не остается наедине, помощники есть. Но об этом нужно знать, потому что никто лишний раз не стремится сообщить об этом, а сами итальянцы и вовсе знают об этой системе, только если лично с ней столкнутся, а так будут разводить руками. Моя подруга, родившая в Италии за несколько лет до меня, жаловалась, что ей некому было помочь совершенно. Были трудности с лактацией на первых порах, и она не знала, к кому обратиться. С итальянским мужем она разговаривала на английском, ее итальянский на тот момент был очень слабый, и муж, конечно же, не знал, что наличествует в социальной системе его страны для поддержки молодых мам. Она переживала, что малыш никак не мог есть, читала русский Интернет в поисках ответов на свои вопросы, когда ребенок надрывался в плаче, и шла на платную консультацию к педиатру в госпиталь. Это единственный путь, который она знала. А педиатр-то думает, что она знает про санитарную службу, просто пришла к нему лично. И ничего ей об этом не рассказывал. А если и говорил что-то, то она не понимала. Поэтому она мне доказывала, что родить ребенка в Италии стоит огромных денег и нервов. Но, оказывается, виновата не Италия, а элементарное незнание реальности.

Итальянское детство: английский начинают учить в три года

Дети идут в сад в три года. Можно и раньше, но это будет стоить дороже. Правда, стоимость определяется доходом родителей. Кто больше получает, тот и больше платит. Такая вот система социальной справедливости. У одних стоит 6 евро, а у других может доходить до 400 евро в месяц, 2–3 евро в день отдельно платят за еду. Садики бывают государственные и частные. Государственные хвалят больше, стоимость много выше, а воспитатели и преподаватели лучше. Потому что в Италии на государственную службу отбирают особенно тщательно.

Дети находятся в саду до 16–16.30 часов дня, потом ребенка надо забрать. За дополнительную плату от 60 евро в год, со справкой с работы и предварительной договоренностью с воспитателем можно продлить пребывание малыша максимум до полседьмого. На лето садики официально закрываются, и у детей «отпуск» до сентября. Но за доплату в 10 евро в день ребенок может продолжать ходить в сад в июле и августе.

В садике дети погружаются в прекрасный мир искусства – музыки, рисования, танцев, песен, игр на свежем воздухе и… английского. Это относительно недавнее нововведение, и оно прекрасно. А то некоторые итальянцы средних лет не до конца свой-то родной классический итальянский в состоянии освоить, все на диалекте шпарят. А уж английский для многих хуже китайской грамоты. Я читала упражнения для итальянцев в одном учебнике английского. Там через раз повторялось предложение в разных вариантах: «Английский язык очень сложный. Ох, ну такой сложный…»

Но особенно поражают воображение учительницы рисования в садиках. Некоторые из них – настоящие художницы. И больше всего внимания уделяется именно созданию детьми «произведений искусства» – картин, скульптур, предметов декора. Поощряется творческая жилка и поиск.

И конечно, очень много музыки, детей учат владеть каким-то простым инструментом.

В Италии нет развивающих детских центров, столь модных в России. Наверное, потому что все то, что делают в российских центрах, у них имеется в обычном детском саду.

Как учат в итальянской школе

В школу итальянские дети идут в пять или шесть лет. Обучение в государственной школе бесплатно. Оно делится на три части: начальное образование – 5 лет, затем выпускной и переход на среднее образование, которое длится три года. Затем экзамены по системе «сдал – не сдал». И дальше, в 14 лет, ребенок выбирает, идти ли ему на высшее среднее образование или закончить свою школьную историю. Второй цикл среднего образования длится 5 лет, и после этого можно поступать в университет.

Детей из школы всегда должны забирать родители или бабушки-дедушки. Сами они по закону не должны уходить из школы в одиночку.

Начальное образование – это общеобразовательные предметы: чтение, письмо, рисование, арифметика, музыка, иностранный. Они являются обязательными. По желанию изучается лишь религия. Дети учатся пять дней, около 30 часов в неделю, поступенчато, и в конце каждой ступени проводится тестирование. Классы в государственных школах довольно большие. Частные дорогие школы (в них система оплаты такая же, как в детском саду, зависит от дохода родителей), которых около 5 % от общего числа, формируют классы поменьше. Программа обучения в частных школах идентична государственной, но им запрещено выдавать свои аттестаты. Их ученики сдают госэкзамены на получение сертификата.

В средней школе изучают итальянский язык, историю, географию, математику, естественные науки, иностранный язык, искусство, музыку. После каждого года проводят тесты, а по окончании всего курса – выпускные экзамены: по итальянскому, математике и иностранному языку письменные, по остальным предметам – устные.

Система высшей средней школы (scuola secon-daria superiore), в принципе, является аналогом наших профессиональных учебных техникумов или лицеев и может быть ориентирована на конкретную отрасль – техническую, культурную и так далее. Либо готовить к поступлению в вуз. Там учатся с 14 до 19 лет. Но половина учеников решает не поступать в высшую среднюю школу. А 30 % итальянцев уже в 14 идут работать сами и обучаются профессии на месте или помогают родителям в семейном бизнесе (баре, мастерской, магазине, пекарне и так далее), который, как правило, наследуют.

Время вне школы ребенок проводит в ораторио – это приходской детский досуговый центр. Заправляют там всем пожилые монахини, которые следят за порядком. Священники устраивают лекции для детей и их родителей. Но в принципе религия там присутствует как фундамент, база. А на ней уже строится собственно досуг, веселый и разнообразный. При каждом ораторио есть футбольное и баскетбольное поля, детская площадка, сцена, залы для танцев, пения, дискотек и всяких кружков. В ораторио по-настоящему весело для детей, посредством игр и развлечений там с младых ногтей приучают к мысли, что религия – это нормальная часть жизни и насущная потребность. Никакого занудства, зато много уважения и радости. Эта структура заменяет пионерию и скаутов очень эффективно. Думаю, если бы наша РПЦ позаимствовала эту идею и организовывала не только воскресные школы с Законом Божьим (его тоже преподают в ораторио), а похожие православные досуговые центры, с дискотеками, футболом, боевыми искусствами и кружками шитья, то это принесло бы намного больше пользы российскому обществу в целом и авторитету РПЦ в частности.

Кому нужно высшее образование

На людей с высшим образованием итальянцы смотрят, как на пришельцев из другого мира, и с особым уважением. Средний итальянец вообще не стремится напрягаться и учиться, много читать, корпеть над заданиями. В 2011 году в университетах было 20,3 % выпускников от общего числа молодых людей до 34 лет, а поступало 41,4 %, лишь половина доучились, но это белая кость нации. Хоть цифры и небольшие, но есть плюс – нет такого громадного конкурса, как в России. В некоторых вузах даже нет вступительных экзаменов, есть запись. Просто записаться можно лишь после получения диплома подготовительного лицея. Они бывают классические, технические, гуманитарные, лингвистические и лицеи искусств. Уже в 14 лет итальянский человек должен понимать, чего он хочет, поступать в соответствующий лицей и после этого в 19–20 лет в университет.

Итальянцы отговариваются, что обучение стоит дорого, что это тяжело, а северяне злобно отшучиваются, что только южные «терони» идут в университеты, чтобы – внимание – ничего не делать. Логика, рожденная именно в этой стране как отдельная наука, у местных жителей загадочная.

В Италии 47 государственных университетов и 9 независимых, имеющих государственную лицензию. В государственных вузах преподают на итальянском, в частных преимущественно на английском языке. Обучение во всех университетах платное, в среднем 700—1000 евро за учебный год, и учебники за свой счет.

В систему высшего образования в Италии входят университеты, технические вузы, университетские колледжи и академии. Высшее образование тоже делится на три этапа, или ступени. Первая C. D. U. (Corsi di Diploma Universitario) длится 3 года и является аналогом бакалавра. Вторая – C. L. (Corsi di Laurea) – длится от 4 до 5 лет, в зависимости от специальности, медицинские, например, изучают 6 лет, а всего получается аж 9! Третья – это соответствует нашему кандидатско-докторскому уровню – Corsi di Dottorato di Ricerca и Corsi di Perfezionamento. Включает в себя не только обучение и практику, но и собственные исследования.

Иностранцы относительно легко могут поступить на учебу в итальянские вузы. Причем, если уже есть диплом российского института, многие предметы перезачитывают. Моя знакомая россиянка Даша приехала в Италию специально на учебу, и больше половины предметов из ее российского диплома просто перенесли в итальянский.

Обучение строится не так, как в наших вузах. Студент сам определяет свою программу. У него есть обязательные дисциплины, которые он должен пройти и сдать, а уж как он решит это все организовать – его дело. Кто-то учится всю неделю по полдня, кто-то решает три дня загрузить по максимуму, а остальные четыре отдыхать. И учиться в вузе на самом деле можно и три года, а можно десять. Зависит от собственного ритма, на второй год никто не оставляет, нет такого понятия.

Высшее образование нужно во всех более или менее квалифицированных специальностях – ну понятно про докторов, адвокатов и психологов. Но помимо этого, чтобы получить место учителя в школах, руководящие должности на фабриках и при желании открыть, к примеру, свою автошколу, нужно иметь диплом бакалавра. Можно быть невероятно талантливым и самообразованным, но отсутствие университетского диплома реально закрывает перед тобой большинство дверей. В Москве, например, у меня есть подруга, которая имеет только школьное образование, но руководит крупным журналом, потому что сама по себе одаренная. В Италии это развитие событий было бы невозможно, ей пришлось бы получать диплом. Есть, впрочем, редкие исключения, к примеру, основатель марки «Биллионер», топ-менеджер «Формулы-1» Флавио Бриаторе, не имея образования, смог стать одним из самых богатых людей мира, или суперпопулярный в мире писатель Фабио Воло, который подрабатывал в пекарне своего дяди, а однажды шутки ради пошел попробоваться диджеем на маленькое местное радио, его взяли, и там через какое-то время уж понеслось: книги и тиражи, теле– и радиошоу, фильмы по его произведениям, актерские работы и, как следствие, квартиры во всех самых стильных городах мира – Милане, Париже, Нью-Йорке, Барселоне… Он вырос в нашем городке, а его тетя Аделия – соседка и ближайшая подруга моей свекрови Фуфи. Иногда он приезжает сюда, так что надеюсь лично с ним познакомиться.

Некоторые итальянцы спохватываются уже в довольно зрелом возрасте, и начинают ходить сначала в вечернюю подготовительную школу для взрослых на два года, а затем поступают на первую ступень. Но это не массовое явление уж точно.