Дыры в системе ядерной безопасности США невозможно скрыть

Дыры в системе ядерной безопасности США невозможно скрыть

На той неделе закончилась 62я генеральная конференция МАГАТЭ, однако информация в сфере ядерной безопасности США, как всегда остаётся в тени. И только благодаря лишь частным инициативам, информация о происшествиях, с американскими ядерными материалами, всплывает на поверхность.

В США действуют 99 энергоблоков АЭС и все операторы на них частные, кроме того имеется около 4,4 тыс. научно-исследовательских, промышленных и медицинских учреждений, которые работают с ядерными материалами. Тот факт, что оперируют ядерными материалами частные компании, делает контроль за ними весьма сложным процессом. Основную ответственность за безопасность ядерного сектора промышленности несёт Министерство внутренней безопасности, в помощь ему имеются два координационных совета, куда входят другие ведомства и спецслужбы.

Последний всплывший инцидент нарушения ядерной безопасности произошёл 21 марта 2017 года. Тогда два эксперта по безопасности из Национальной лаборатории Министерства энергетики Айдахо поехали в Сан-Антонио, штата Техас, получить опасные ядерные материалы из некоммерческой исследовательской лаборатории. Чтобы убедиться, в том что они получат нужные материалы, специалисты из Айдахо взяли с собой радиационные детекторы и небольшие образцы опасных материалов для их калибровки: в частности, пластиковый диск плутония, (материал, который может быть использован для создания ядерного оружия), и еще цезий (высокорадиоактивный изотоп, который потенциально может быть использован в так называемой “грязной” радиоактивной бомбе).

Когда они остановились в отеле Marriott недалеко от шоссе №410, в районе с высоким уровнем преступности,  они оставили эти датчики на заднем сиденье своего арендованного Форда. На следующее утро, они обнаружили, что окно в автомобиле было разбито и датчики с ядерными материалами исчезли. Ни полиция Сан-Антонио, ни ФБР не делали публичных заявлений по этому поводу. Пропавшее имущество так и не было обнаружено.

Подробности инцидента были получены по запросу в соответствии с законом “О свободе информации”, после того, как его краткое описание появилось в отчете энергетического Департамента.

Тем не менее, в настоящее время это лишь часть гораздо большего количества плутония, который на протяжении многих лет незаметно пропадал из запасов государства, принадлежащих в основном американским военным, зачастую без оглашения этой информации.

Производство взрывчатых материалов, во время холодной войны, было настолько безумным, что в общей сложности около шести тонн ядерных материалов было утрачено правительством, причем большая его часть, вероятно, осталась в заводских трубах, фильтрах и машинах или по ним были неправильно заполнены документы. (Эта цифра датируется 2012 годом, не была обновлена.) Директор Совета по ядерным и радиационным исследованиям в национальных академиях наук  Чарльза Фергюсона заявил, что в течение почти 40 лет государственные должностные лица… не имели эффективной системы учета, чтобы знать, о том что значительное количество оружейного урана использовалось не по назначению. В сентябре 2015 года управление счётной палаты в своём докладе упомянуло о том, что правительство никогда не проводило авторитетной инвентаризации плутония, который был передан другим странам. За предыдущие 20 лет ядерные инспекторы США ни разу не посещали 11 зарубежных баз, где присутствует оружейный уран американского производства. Многие объекты, проверенные до 2010 года, не имели строгих систем безопасности. В ответ на просьбу прокомментировать это, пресс-секретарь Национального агентства по ядерной безопасности Грег Вульф 29 июня сказал, что его ведомство ещё работает над проведением такой инвентаризации.

Департамент энергетики в 2009 году в отчёте докладывал, что один из лицензированных операторов по работе с ядерными материалами не мог отчитаться о месте нахождения 35,269 килограмм обеднённого урана. В другом случае чиновники вообще не могли разобраться на основании чего лицензированный оператор получил ядерные материалы в своё распоряжение. А при посещении одного из производственных предприятий, его руководство заявило, что может представить отчетность о движении 13 килограмм ядерных материалов из 533, переданных ему государством, так как остальная часть находится на хранении и учитывается, как собственность фирмы.

Только за последние полтора года государственные органы наложил шесть финансовых штрафов на частные учреждения, которые потеряли или неправильно применили ядерные материалы. Последний штраф был наложен в мае этого года на Государственный Университет Айдахо за то, что его сотрудники не смогли найти кусок плутония весом менее четырехсот унции в измерителе излучения, который он позаимствовал в Национальной лаборатории Айдахо в 1991 году. Сотрудник Государственного Университета Айдахо, проводивший инвентаризацию таких материалов в октябре прошлого года, нашел 13 из 14 кусков плутония-239. Штраф за неправильное обращение с плутонием и многолетнюю задержку в сообщении о его пропаже составил $8500. Однако зачастую фирмы которые не должным образом обращаются с ядерными материалами продолжают получать государственные заказы.

Частные операторы АЭС, производят большую часть ядерных отходов в США, которые по-прежнему хранятся главным образом на территории АЭС в бассейнах выдержки и хранилищах сухого типа. Кроме того, имеются 42 отдельных хранилища такого типа. По некоторым данным, в стране накоплено более 110 тыс. т ядерных отходов (не менее трети мирового объема). Эта форма хранения требует, что бы персонал поддерживал места хранения, контролировал утечку, проверял температуру и радиоактивный фон. Поскольку ядерные отходы могут быть использованы для “грязной бомбы” эти бассейны и бочки требуют охраны для предотвращения краж. Наземные хранилища также уязвимы для стихийных бедствий, таких как землетрясения, наводнения и ураганы, которые могут разрушить места хранения. Хотя места захоронения ядерных отходов предназначены для безопасного хранения отходов в течение нескольких лет, они не предназначены для хранения в таком виде веками.

Что бы понять всю сложность государственного контроля над частными операторами АЭС, можно привести пример 2016 года, когда 7 инженеров-электриков, которые работают в комиссии по ядерному регулированию США подали публичное ходатайство руководству закрыть все АЭС, так как выявленная ими ошибка в проектировании электросетей касалась всех АЭС США. Ошибка подключения электросетей могла вывести из строя двигатели насосов и клапаны реактора в результате чего безопасное отключение реактора было бы не возможно. С момента обнаружения дефекта в 2012 году сотрудники комиссии просмотрели ретроспективу и определили 13 инцидентов с 2002 года, когда данная ошибка привела к менее серьезным последствиям. Тогда эта история с беззубостью регулятора вызвала резонанс и операторы АЭС в добровольном порядке производили замену оборудования.

Самый забавный инцидент с ядерными материалами, который я нашёл произошёл в августе 2011 года, в Национальной лаборатории Лос-Аламоса. Техники, что бы получить похвалу от начальства  собрали восемь стержней, изготовленных из плутония, и расположили их рядом на столе, чтобы сфотографировать в одном кадре.

Дыры в системе ядерной безопасности США невозможно скрыть

Им повезло, что супервайзер вернулся со своего обеденного перерыва и заметил опасную конфигурацию из стержней и приказал раздвинуть стержни. Дело в том, что плутоний – это нестабильное, радиоактивное, топливо для ядерного взрыва. Когда его слишком много в одном месте, оно становится “критическим” и начинает неконтролируемо делиться, спонтанно вызывая ядерную цепную реакцию, которая высвобождает энергию и генерирует смертельный взрыв радиации. Однако даже супервайзер нарушил правила безопасности, требующие скорой эвакуации всего персонала в” критических ” ситуациях, поскольку тела или даже рука – может отражать и замедлять нейтроны, выделяемые плутонием, увеличивая вероятность ядерной цепной реакции.

Безопасность на рабочем месте, как говорят многие отчёты, часто уступает место в погоне за прибылью в лабораториях в Лос-Аламосе, Нью-Мексико, которыми управляет группа из трех частных фирм и Калифорнийского университета, поскольку менеджеры преследуют цель получения правительственные премий, связанных с достижением конкретных целей по производству и утилизации плутониевых частей ядерного оружия.

Из-за недостатков безопасности в лаборатории Лос-Аламоса, она не производит годное к использованию новые ядреные заряды, по крайней мере уже 6 лет. В 2016 году лаборатория не смогла провести в тестирование снятых с эксплуатации ядерных боеприпасов, по той же причине.

Джеймс Макконнелл, главный специалист по безопасности  Национального агентства по ядерной безопасности сказал в интервью, что ” безопасность является неотъемлемой частью всего, что мы делаем.” Однако на публичных слушаниях в Санта-Фе 7 июня Макконнелл также откровенно сказал о том, что Лос-Аламос не соответствует федеральным стандартам. ”Они еще не там, где мы от них ожидаем”, – сказал он о лаборатории и ее менеджерах.

 

Тут хочется сказать одно – слава богу у нас реформаторы не успели растащить ядерную промышленность по отдельным карманам.

https://aftershock.news/?q=node/686162

You may have missed