Montagne d’Or: индейцы против корпораций - Dikobraz NEWS

Montagne d’Or: индейцы против корпораций

Montagne d’Or: индейцы против корпораций

Миллиардер Алексей Мордашов занимает сейчас вторую позицию в рейтинге самых богатых людей России. Но вот очередной мегапроект Мордашова – самый крупный золотой рудник во Франции – в России почему-то мало известен. В то же время во Франции его лоббирует сам президент Эммануэль Макрон.

Алексею Мордашову принадлежит транснациональная золотодобывающая компания Nordgold, которая совместно с канадской компанией Columbus Gold создала предприятие Montagne d’Or, собирающееся разрабатывать одноименное месторождение золота в Гвиане, заморской территории Франции в Южной Америке. Этот прииск станет самым крупным во всей Франции и одним из крупнейших во всем мире. Следует отметить, что Мордашов уже имеет опыт успешных инвестиций в золотодобывающие работы в Гвиане.
Золотое месторождение Монтань д’ Ор расположено на северо-западе Французской Гвианы, в 180 км к западу от столицы региона, Кайенны, и в 80 километрах к югу от столицы департамента, Сен-Лоран-дю-Марони. На базе проекта могут размещаться 65 человек. Проект имеет 2,75 млн унций (либо 54,11 млн тонн) разведанных запасов золота. В марте 2017 г. компания Nordgold провела исследование, согласно результатам которого при открытом способе добычи золота будет достигнута средняя годовая добыча 237 тыс. унций в первые 10 лет функционирования прииска.
На территории Гвианы золото добывается уже 150 лет. Это одна из основных причин того, что ВРП на душу населения региона выше, чем ВВП на душу населения любой из южноамериканских стран. Тем не менее уровень безработицы в Гвиане критический, более 20%, также достаточно высокий уровень преступности. Экономика сильно зависит от французских субсидий. Большую часть страны покрывает девственный дождевой лес, заселенный очень слабо. Большинство населения проживает на побережье, это население в основном потомки чернокожих рабов, а также азиатских мигрантов, в меньшей степени – европейцев. Коренное население (индейцы) составляет только 3%, значительная часть их проживает в амазонском лесу. Как раз именно там компания Montagne d’Or собирается строить рудник, что вызывает у лесного населения мало радости. Не следует думать, что индейцы Амазонии – неконтактные племена. Несмотря на традиционный образ жизни, у них есть и смартфоны, и ноутбуки, заряжаемые от солнечных батарей; связь с экологами и прочими общественными активистами они держат без особых проблем. Среди лесных племен есть свои общественные структуры, которые активно протестуют против проекта рудника.
Оппоненты проекта предупреждают о загрязнении и потере биоразнообразия, в то время как местные власти указывают на потенциальные экономические выгоды от добычи золота. Но окончательное решение все равно будет принимать Эммануэль Макрон, находящийся на расстоянии тысяч километров от Гвианы.
Золото собираются добывать открытым способом. Площадь рудника – примерно 32 футбольных стадиона в отдаленной части леса, которая ранее уже эксплуатировалась с целью получения золота. Всего площадь территории, на которой будет размещаться добыча, составляет более 800 га. Она находится между двумя заповедниками, при этом расстояние до границы одного из них составит менее 100 метров.
Защитники природы и вожди местных индейских племен протестуют резко против мегаприиска, предупреждая о серьезных рисках загрязнения в бассейне реки Мана, которая протекает через землю, заселенную автохтонными племенами, а также о рисках нарушения биоразнообразия территории. По подсчетам экологов, рудник в течение его 12-летнего срока жизни использует 57000 тонн взрывчатых веществ, 46500 тонн цианидов и 142 млн литров топлива. Но компания Montagne d’Or оспаривает данные цифры.
Кристоф Пьерр, 24-летний индейский активист из деревни Терр Руж, находящейся в 100 км от строящегося рудника, не собирается уступать:
«Проект нетерпимый и не подлежащий обсуждению, он мешает нашему жизненному пространству. У нас охотничьи земли около строящегося рудника и на границе с Колумбией недалеко от этого рудника. Мы всегда стояли на позициях нашего права на эту землю. Французское государство не признает наше присутствие на ней до его прибытия сюда, но это была наша земля тысячи лет».
Мишель Дюбуилль, генеральный секретарь местной партии зеленых Guyane Écologie, говорит, что его коробит от мысли, что решение будет приниматься «людьми, которые очень мало вникают в нашу повседневную жизнь здесь». С этим соглашается Алексис Тиоука, представитель индейского племени калина из деревни Ауала-Ялимапо:
«Лес находится в опасности как в результате нелегальной добычи золота, так и в результате легальной. Наша окружающая среда полностью загрязнена. Мы находим следы ртути в реках, где мы ловим рыбу. Люди болеют, поскольку вся пищевая цепь загрязнена. Нельзя сводить этот вопрос только к экономическому развитию».
Использование ртути при добыче золота вообще-то запрещено во Франции. Но в Гвиане сейчас наблюдается настоящая золотая лихорадка, в добыче золота широкое участие принимают нелегальные старатели из Бразилии, которые загрязняют реки и подземные воды ртутью, ко всему прочему нередко оказываются замешаны в преступлениях против личности, преступлениях, связанных с наркотиками, проституцией, что раньше для лесных индейских племен было крайне редкими явлениями. Французские органы по управлению лесным хозяйством считают, что около 15 тыс. нелегальных старателей могут работать на более чем 500 нелегальных приисках по всей стране. Montagne d’Or публично заявляет: присутствие компании на рынке добычи золота в Гвиане поможет снизить нелегальное старательство, но оппоненты называют эти утверждения иллюзиями, приводя примеры сговоров между легальными и нелегальными старателями. Президент компании Пьер Пари настаивает на том, что проект придерживается «ответственного старательства», следуя принципам, минимизирующим воздействие на окружающую среду и общество, и что рудник поможет развитию экономики в Гвиане, где золото всегда имело значительную роль. На это Гарри Ходебург, соучредитель Or de Question, группы из 29 местных организаций и 120 международных общественных организаций, выступающих против проекта, отвечает:
«Нигде в мире мы не видели “чистых” рудников».
Ходебург жестко критикует агрессивную публичную PR-кампанию Montagne d’Or, включая спонсирование различных развлекательных мероприятий:
«Этот проект – троянский конь. Если мы это разрешим, то создастся прецедент для создания еще как минимум пяти аналогичных проектов».
Однако местная администрация приветствует создание рабочих мест на территории, где безработица в два раза выше, чем в континентальной Франции, и более 40% людей моложе 25 лет – безработные. Помимо прииска, компания планирует еще и основной инфраструктурный проект. Она собирается строить новую дорогу через лес, а также хочет генерировать свою собственную электроэнергию как при помощи топливных, так и при помощи возобновляемых источников. Эта электроэнергия, помимо обеспечения электричеством прииска, обеспечит им всю Кайенну. Также рассматривается вопрос строительства нового порта, необходимого для импорта химических веществ и оборудования. Но вопрос экономической целесообразности для Гвианы обсуждается. В отчете французского отделения Всемирного фонда дикой природы говорится, что проект является «экономическим миражом», требуя 420 млн евро инвестиций с небольшим позитивным эффектом для Гвианы. Мари Флёри, этноботаник во Французском исследовательском институте развития, считает, что тысячи рабочих мест могут быть созданы за счет продвижения биоразнообразия территории и местных исследований.
Автор: Роман Мамчиц
Источник
Автор: rina